POLYAKOV-MEBEL ru
» » Голозадые девицы фото

Голозадые девицы фото

Категория : Утилиты

Ей опять пришлось пережить унижение, когда Гриша вставил палец в ее влагалище, проверяя наличие целки. Будем обучать вас, готовить в качестве арендуемых жен. Учитесь домоводству, следите за своим здоровьем. Если которая из вас целку потеряет, ту на кол посажу. А вы, красивые попки-титьки, тоже будете учиться на арендуемых жен, хотя цена вам будет и поменьше.



фото голозадые девицы


Тебя, Наташа, забираю из госпиталя, будешь обучать их началам медицины и заведовать этими "курсами". Дела по госпиталю передай хотя бы Ольге. Знаю, знаю, что тебе сейчас уезжать от меня невозможно.

Вот покрою тебя, как бык-производитель, наполню спермой до самого горлышка и, по окончании критических дней, отправляйся сдавать дела. Девицы только глупо улыбались, еще не в силах оценить привалившую к ним удачу.

Теперь Батя обратился к Грише: Гриша каждое утро выезжал на Лошадке в села и осматривал крепостных девок на предмет пригодности к обучению. Дело двигалось медленно, поскольку деревенские крепостные девушки не привыкли заголяться перед барином. Сколько слез было пролито, когда Гриша нагибал очередную крестьянку, раздвигал ей половые губки и проверял наличие девственной плевы.

Отобранных девиц отправлял в поместье к Наташе, которая почти половину из них браковала и отсылала обратно. В один из таких дней Гриша велел Лошадке с утра взять на кухне запас продуктов, поскольку им придется обедать в поле.

Кормиться в селах Гриша брезговал - очень нечисто крестьянки готовили еду. Лошадка уложила провизию в баул, прихватила свои теплые вещи и полотенце на случай, если представится возможность искупаться в реке.

Бодро бежала Лошадка, перебирая ножками в эластиковых брючках; туго обтянутая ими попка покачивалась перед Гришей.

С утра день начался хорошо. Выезжая из поместья, они увидели кузнеца, стоящего у дверей мастерской в обнимку со своей шоферкой. Они не просто поклонились молодому барину, а призывно замахали руками, предлагая подъехать. Пришлось остановиться и выслушать благодарности кузнеца, человека основательного и не пьющего, за то, что ему удалось получить третей женой шоферку. Гришу немного смущала мысль, что именно он лишил эту девушку невинности перед тем, как ее передали мужу. Но кузнец был откровенно благодарен за скорое завершение ритуала первой ночи и подарил Грише тяжелый нож собственного изготовления.

И клинок, и ножны и пояс кожаный к ним сам делал. Выехав из поместья, Гриша вышел из дрожек и опоясал Лошадку этим поясом с ножом. Я не заслужила - растерянно заморгала Лошадка, отодвигая ножны на бедро, чтобы они не мешали бежать. Она знала, что выдача рабыне оружия, даже холодного, была знаком высшего доверия рабовладельца к своей одушевленной собственности. Упряжь дрожек мешала ей встать на колени перед господином.

Потому она просто широко расставила ножки и выпятила вперед лобок. Это не только доверие, но и ремень, чтобы тебя выпороть, если в дороге провинишься - сказал Гриша. И, чтобы смягчить эти слова, погладил Лошадку по лобку сквозь облегающие штанишки.

Девушка дрогнула - никогда еще ни Хозяин, ни другой мужчина не ласкал ее там. За это место ее хватали покупатели на аукционе, и тогда ей было просто противно.

Девушка расставила ножки еще шире. Внизу живота у нее странно потеплело. В обед остановились в домике косцов, который пустовал по случаю окончания сенокоса. Перед уходом крестьяне прибрали в домике, вымыли полы и нары, оставили у печки запас дров и воды в баке. Быстро развели огонь в печи, соединенной с водяным титаном, поджарили колбаски.

Попробовав их, Лошадка широко раскрыла глаза. Девушка никогда в жизни не ела такой вкусной вещи. Питание в интернате было сытным, но однообразным.

И вообще, в этот день у нее было так много нового и интересного. Неожиданно Лошадка попятилась от него. Я сама, Вам не стоит беспокоиться. Но Гриша уже потянул вверх ее водолазку, обнажая маленькие аккуратные груди.

Потом расстегнул пояс с ножом и застежку брючек. Девушка побледнела и стояла как в воду опущенная. Следом обнаружилась и причина ее смущения. Под брючкам на Лошадке были надеты белые трусики - предмет, категорически запрещенный для рабыни.

Скорее всего, отец предполагал, что в момент, когда его семье потребуется срочно исчезнуть, он будет рядом.

Только вот сейчас, на всем свете у Тима не было никого, кроме нескольких друзей, которым он никогда ничего не рассказывал. С детства его учили хранить семейные тайны.


От сумы и от тюрьмы… Записки адвоката (fb2)

И методы коими это достигалось, были порой довольно жестокими. Но зато теперь в сознание парня была четко вбита программа, которая ни за что не позволит ему болтать лишнего. Тим знал, что его отец, будучи выдающимся инженером, обладает многими технологическими секретами. Компания, в которой он работал, была одной из самых успешных в Америке. Многие годы, конкуренты отца пытались получить доступ к его изобретениям.

Правительственные корпорации предлагали сотрудничество. Но отец был тверд, и скорее всего именно за это в итоге поплатился жизнью. Тим нащупал ногой первую ступеньку, и начал спуск во тьму. Разбухший мешок, куда он запихнул и сумку с инструментами, цеплялся за шершавые стены колодца, бил по ногам. Мокрые от волнения ладони, скользили на ржавых перилах. Из пореза на щеке, стекала струйка крови. Запятнав ворот рубашки, неприятно щекоча, она ползла дальше на грудь, проступая алыми пятнами сквозь легкий свитер.

Наконец, лестница кончилась, и перед юношей открылся низкий сводчатый коридор, освещенный через равные промежутки тусклыми лампочками. Скоро весь этот коридор будет погребен под толстым слоем породы. Необходимо как можно скорее оказаться на той стороне. Этот ход, построенный еще его дедом, был длиной в четверть мили, и заканчивался в парке, под одним из постаментов.

Парк, был старым и почти заброшенным. Когда-то давно он был символом города. Здесь во множестве стояли памятники прошлой войне. Но уже двадцать лет как он был забыт. Новые власти решили, что чествование прежних героев, которые оказались и не героями вовсе, не соответствует новой политике. Поэтому, стоявшие там памятники и стелы, были варварски разбиты, а те, что уцелели, покрылись мхом и заросли кустарником. Тим приподнял рифленый лист металла, и попытался сквозь щель рассмотреть, что творится наверху.

На голову ему посыпались комья земли и какой-то мусор, а когда этот поток иссяк, он поспешно выбрался наружу. Вот-вот должно было сработать взрывное устройство.

Вытащив свой мешок, юноша откатился в сторону под ближайшие кусты. В следующее мгновение земля под ногами вздрогнула, низкий грохот прокатился по округе, а из люка вырвалось небольшое облако пыли. Куда он ведет, сразу понять не просто. Ну а пока агенты разберутся, в чем дело, он будет уже далеко. Тим еще не догадывался, что именно в эту минуту, именно в это неспокойное утро, началось самое длинное, и самое важное путешествие, к которому его предки готовились столько лет. И успех этой миссии, должен будет ознаменовать начало новой эры для всех живущих ныне.

Где-то за кустами раздавались команды, слышались тревожные голоса, рокот двигателей. Тим подобрался к просвету между деревьями, и выглянул на дорогу. Возле их дома стояло уже три грузовика с тентами. Вокруг суетились люди в штатском, а из окон, выходивших к парку, валил густой черный дым. Если в ближайшие минуты пожар не потушат, от дома останутся одни головешки.

Пригнувшись, юноша скользнул в заросли, и легкой походкой бывалого охотника, направился к центру города. Срочно нужно было затеряться в толпе рабочих и служащих.

Как раз в это время они заполонили все улицы города. Именно сейчас можно было без труда добраться в любую сторону, используя общественный транспорт, не опасаясь шпиков. Утро выдалось солнечное, но прохладное. С гор дул холодный ветер, и редкие серые облачка неслись по небу, словно старые военные дирижабли. Когда-то в далеком детстве, казалось, что это было сто лет назад , они всей семьей ездили в столицу на празднование победы.


Наследники Лои (fb2)

Именно там впервые он и увидел эти грозные летающие машины. Прохожие кутались в теплые плащи, кое-кто одет был даже в меховые тулупы. С каждым днем солнце пригревало все сильнее, но зима пока не собиралась сдаваться. Всю эту неделю, Тим был вынужден топить камин. Кутаясь в старый плед, он, снова, как и долгими зимними вечерами, сидя в кресле у огня, вспоминал свою семью. Отца с матерью, любимого деда, неисправимого ворчуна и задиру, бабушку, с ее вечными беспокойствами, ее самый лучший на свете сливовый джем, отцовскую мастерскую, и еще многое из того далекого, счастливого детства.

Тим был единственным ребенком в семье, и малышом, в полной мере ощутил тепло и нежную заботу этих дорогих ему людей. Как жаль, что теперь все это только воспоминания. Ничего, увы, не вернешь. Юноша не спеша брел по главной улице города, стараясь понять, нет ли за ним хвоста. Задолго до сегодняшних событий, он почувствовал слежку. Постоянное ощущение липкого, враждебного взгляда в спину, не давало расслабиться.



девицы фото голозадые


Но что-то мешало исчезнуть. Возможно, его удерживала здесь рыжая Нора. Они с Кевином, за последние дни стали ему почти родными. Когда пришло известие о гибели родителей, именно они первыми поддержали его, и с тех пор, были постоянно рядом. Зеленоглазая Нора, родная сестра Кевина, часто забегала со своими подружками.

Они наводили порядок в доме, готовили, стирали, в общем, помогали, как могли. То были самые страшные дни в жизни Тима, и он был очень благодарен этой замечательной девушке. Он видел, что Нора испытывает к нему нечто большее, чем простое сочувствие. Высокая, стройная, не по годам развитая. Яркая, эффектная, с красивым лицом, пышной копной рыжих волос. Мужчины на улице оборачивались ей вслед. Внимание такой красавицы льстило Тиму. Но в сердце его, пока было пусто. Они общались, как друзья, что приводила в недоумение общих знакомых, видевших непростое к нему отношение этой девушки.

Как-то Кевин, не удержавшись, поведал другу, что его сестренка без ума от него. И что ему де, стоило бы получше к ней приглядеться. Тим добросовестно старался, но увы, сердцу приказывать сложно. И чем дальше заходили их отношения, тем отчетливее он понимал, как непросто порой разобраться в себе. Центральные улицы, заполненные спешащими в свои конторы служащими, лавочниками, горластыми торговками, в эти часы походили на разоренный термитник.

Их небольшой городок, почти на треть состоял из различных фирм и компаний. Сюда каждый день съезжались тысячи рабочих со всех ближайших поселков. Основная жизнь, сосредоточилась именно в центре, так что в часы пик, здесь было не протолкнуться. Смыв кровь с лица, застегнув на все пуговицы отцовскую куртку, Тим окунулся в людской водоворот.

Он долго кружил по городу, но хвоста так и не заметил. Еще немного побродив по улицам, он на ходу заскочил в вагон шедшего к окраинам трамвая. Довольно рослый для неполных шестнадцати, в дорогой кожаной куртке, с заплечным мешком в руках, парень казался старше своих лет. Его можно было принять за коммивояжера или обычного транзитника, перебирающегося с вокзала на вокзал. Рядом с ним в вагоне, толпились рабочие.

Громко переговаривались явно приезжие, похоже одетые молодые люди, так что затеряться в этой компании было не сложно. Соскочив на одном из перекрестков, Тим обошел целый квартал, но слежки не обнаружил. Тогда он направился к своим друзьям. Он не мог не попрощаться, пусть это и рискованно. Дверь открыла заспанная Нора, а когда поняла, кто к ним пожаловал в столь ранний час, смущенно скрылась в доме.

Через приоткрытую дверь, Тим слышал, как она будит брата. На пороге появился тоже заспанный Кевин, и увидев товарища, радостно заулыбался: Я пока кофе поставлю! Тим немного поколебался, и понимая, что несколько минут погоды не сделают, вошел в просторную гостиную. Вскоре появилась Нора, вся сияющая и радостная, в красивом платье, напомнившем прежние времена. Юноша коротко поведал им, что произошло. Тут же последовало множество вопросов, но глядя в обеспокоенные лица друзей, Тим как мог вежливо дал понять, что для долгих разговоров, сейчас не время.

Он допил чашечку горячего кофе с булкой, и поднялся из-за стола: Я очень вам благодарен за все! Вы стали для меня второй семьей! Я постараюсь обязательно вернуться! Они с Тимом много лет были лучшими друзьями, и вот теперь он сообщает, что возможно они больше никогда не увидятся. Здесь тебя никто не станет искать!

Я вообще не должен был приходить сюда. У отца были серьезные враги, они легко найдут меня, если я останусь в городе. Тим, возможно, мы как-то сможем с тобой связаться? Скорее всего, придется двигаться на юг. Наверное, остановлюсь в каком-нибудь горняцком поселке. Так что найти меня будет непросто. Когда все утрясется, я сам свяжусь с вами. Телефон у вас тот же? У дверей, Кевин еще раз пожал руку своему товарищу, пожелал удачи, и наконец, оставил их с Норой наедине. Затем Нора тихо проговорила: Юноша был смущен и подавлен, не зная, как себя вести.

Просто должно пройти какое-то время. Скорее всего, меня уже ищут. Он видел, что стоящая рядом с ним девушка утирает слезы, но подойти и обнять ее не мог. В этом случае, обещание вернуться, означало бы совсем другое.

А обещания свои он привык выполнять. Юноша постоял немного, подхватил свой мешок, и больше не оглядываясь, пошел вдоль улицы. Солнце уже поднялось высоко, а впереди было еще много дел. На северном вокзале, он купил билет на первый попавшийся рейс. Войдя в почти пустой салон старенького автобуса, выбрал место у двери.

Как ни странно, но пока шпиков не обнаружилось. Возможно, его посчитали погибшим? Но тешить себя этим не стоило. Если правительство за что-то берется, значит, будут задействованы все службы штата. Когда автобус отъехал мили две от города, Тим попросил остановиться.

Движение здесь было довольно оживленное. Но он не стал ловить попутку, а спустившись по камням к реке, перешел ее вброд. Тут юноша отыскал много раз хоженую тропку, и неспешно пошагал к видневшимся на горизонте фабричным дымам.

Когда-то давно, впервые оказавшись в диком лесу, Тим ощутил, как странно меняется его восприятие. Будучи еще совсем зеленым юнцом, он спросил отца: Впоследствии оказалось, что у Тима особенный, сверхчувствительный слух.

И сейчас, шагая по еле заметной тропке, юноша отлично слышал, как далеко в зарослях попискивают молочные котята пятнистой пумы. Как громко визжа, в нескольких милях отсюда, в чаще бьются кабаны. Как где-то далеко, на пределе слышимости, жалуется на судьбу попавший в капкан гризли. Вокруг царила яркая удивительная жизнь, и Тим здесь был как дома. В городе, рабочими кварталами он обошел опасный центр, и внимательно осматриваясь, подобрался к южному вокзалу.

Здесь было полно народу. Люди ехали к морю. Среди толпы выделялись ярко разодетые девушки. В дорожных платьях, в цветастых шляпках. Они собирались небольшими стайками, и оглядывая пассажиров, о чем-то весело переговаривались, жеманно хихикая. Люди постарше, сгрудившись у своего багажа, в основном молча ожидали транспорта, читая газеты, либо перекидываясь дежурными фразами. Под ногами вертелись дети. По рядам бродили попрошайки. В общем, вполне обычная для этого места картина.

Тим долго вглядывался в лица, но так и не нашел ничего подозрительного. Купив билет в Мирамар, он сел в сторонке, наблюдая за происходящим вокруг.

Но все было спокойно. Он достал из мешка положенную туда заботливой Норой булку, и принялся жевать.



Голозадые девицы фото видеоматериалы




Ведь без удостоверения личности меня никуда не примут. А до совершеннолетия еще целый год. Да и кто теперь так просто выдаст мне этот документ? Как ни странно, в тот момент, юношу совсем не волновало содержимое его мешка. Он был уверен, что отец хранил в сейфе свои секретные разработки. И сейчас, подобные бумаги никак не могли пригодиться. Явись он в любую контору с этим, его тут же сдадут властям. А отец настойчиво твердил, что содержимое сейфа ни в коем случае не должно попасть в их руки.

Значит, придется как-то выживать. Неожиданно на стоянку вокзала въехал большой черный автомобиль. Черный автомобиль, поблескивая лакированными боками, медленно проехал вдоль перрона. Тим успел заметить двоих. И это, несомненно, были его преследователи. Автомобиль развернулся в конце стоянки, затем, не останавливаясь, так же медленно покатил к выходу.

Тим еще какое-то время просидел на корточках, всматриваясь сквозь ветви, но агенты больше не появлялись. Возможно, это была обычная проверка. Солнце уже довольно хорошо припекало, и спина, особенно после пережитого была совсем мокрой. Какой-то малыш, наблюдавший за Тимом, громко произнес, указывая на него пальчиком: Его мамаша попыталась одернуть глупое чадо, но это только раззадорило мальчугана.

Он стал еще громче кричать: На Тима стали коситься. Некоторые из сидевших поблизости, перенесли свой багаж на другой конец стоянки. Закончилось все тем, что нашедшийся неподалеку папаша, отволок куда-то в заросли своего чрезмерно наблюдательного сынка и всыпал ему по известному месту. Из-за деревьев послышались громкие вопли, затем все стихло. Спустя какое-то время они вернулись. Малыш старательно не глядел в сторону Тима, а вежливый папаша, приподняв шляпу, кивнул извиняясь.

На следующие полчаса, юноша стал объектом пристального внимания большой стайки девиц. Сбившись в кружок, они то и дело бросали в его сторону томные взгляды. До чего же интересно! Автобус оказался сильно переполнен. Тиму пришлось уступить место пожилой даме с огромной кошелкой. Оттесненный к заднему окну, держась за поручни, он смотрел, как убегает назад серая лента шоссе. В тот миг юноша почему-то подумал, что больше никогда не увидит свой город.

Автобус, натужно ревя мотором, взбирался на длинный подъем. Отсюда открывался замечательный вид. Внизу в голубой дымке, таял многоэтажный центр. Сейчас прямые его улицы, походили на шахматную доску. Немного дальше, нарушая все мыслимые правила застройки, терялись в беспорядочном нагромождении разномастных домиков, рабочие кварталы. А ближе к окраинам, грязным бесформенным пятном, чернели трущобы.

Все это было бесконечно дорогим, и до боли знакомым. Здесь он родился, здесь он впервые познал жизнь. Со всеми ее прелестями и невзгодами. Здесь он впервые понял, что такое дружба и предательство, любовь и ненависть. Здесь он прожил свои самые лучшие годы. И вот теперь, приходилось, бросив все бежать. Что ждет его там, в неизвестности? Какие испытания готовит ему жизнь? Юноша так задумался, что не сразу заметил маленькую точку, появившуюся на шоссе.

Они проехали уже миль двенадцать. Вокруг начались дикие леса. А когда блеснувшее в разрыве облаков солнце осветило дорогу, юноша узнал черный автомобиль. Тим видел, как черная точка, увеличиваясь с каждой минутой, нагоняет их переполненный автобус. Времени на раздумья не было. Он стал протискиваться вперед. Плотная масса душных тел наваливалась, давила со всех сторон, не желая выпускать из своих объятий. Мешок цеплялся за сиденья, застревал в нагромождении чемоданов и саквояжей.

Пассажиры, громко возмущаясь, нещадно оттаптывали ноги, пихались локтями. Добравшись, наконец, к водительскому месту, Тим попросил срочно остановиться. Водитель, грузный, рыжебородый южанин, только криво ухмыльнулся на это, продолжая что-то насвистывать. Тим повторил просьбу, и тогда, водитель, лениво кивнув перед собой, пробасил: Как я тебе остановлюсь на таком подъеме? Дорога действительно шла вверх, и старый автобус, видевший, наверное, еще первую войну, медленно тащился в гору, надрывно завывая изношенным двигателем.

Он оказался в ловушке. Ничего другого не оставалось, как срочно выбираться. Юноша отпихнул стоявшего на пути кондуктора, и рванув ручку, открыл дверь. За спиной по-девичьи взвизгнули. Старичок кондуктор, заорал что-то над ухом, пытаясь схватить спятившего парня за куртку, но Тим вырвался из слабых рук, и сильнее распахнув дверь, прыгнул. Земля больно ударила по ногам.

В лицо сыпанул гравий, мир несколько раз перевернулся, мелькнули окна автобуса, испуганные лица, серые облака, далекие деревья. Затем удар, и темнота. Юноша очнулся в придорожной канаве.

Сознание покинуло его ненадолго. Автобус к тому времени успел отъехать лишь ярдов на двести. Голова гудела, болел ушибленный бок. Тим сел, сплюнул набившийся в рот песок, и оглянулся. Затем, кряхтя поднялся на ноги. Качнуло, в глазах немного двоилось. Он подхватил свою ношу, и ковыляя к видневшимся невдалеке деревьям, заметил, что преследователи уже совсем рядом.

Черный автомобиль, подъехав к тому месту, где он только что совершил свой акробатический номер, остановился. Из него выскочили двое в штатском, и что-то выкрикивая вслед убегающему парню, поспешили за ним.



девицы фото голозадые


Тим спотыкался, перепрыгивал через широкие рытвины, продирался сквозь кусты, ловя ртом воздух, словно рыба, выброшенная на берег. Падение явно не прошло бесследно. Дышать было больно, в боку сильно кололо, в ушах стоял странный звон, а ноги были словно чужие. До ближайших зарослей оставалось совсем немного, когда за спиной раздались первые выстрелы.

Тим вильнул, и последним усилием воли, ускорился. Заскочив под тень первых деревьев, он пригнулся, резко нырнул в сторону, и вовремя. Одна из пуль срезала ветку над головой, а другая, ударив в ближайший ствол, сыпанула в глаза деревянной крошкой.

Юноша, не успев проморгаться, помчался дальше. Ломая кусты, оскальзываясь на влажных листьях, ударяясь о низко нависшие ветви. Несколько раз, продираясь сквозь густой подлесок, он ронял мешок, на ощупь находил его, и вновь, спотыкаясь о корни, бежал дальше.

Он знал, что специально обученные люди, которые сейчас идут по следу, легко найдут его, как бы он не прятался. Тим был опытным охотником, с самого детства, он с отцом не раз выезжал на природу, проводя в лесу по нескольку дней. Поэтому прекрасно понимал, что позади сейчас, остается самая настоящая дорога, по которой его найдут в считанные часы.

Петляя как заяц, он пытался сбить погоню со следа. Пробегал, разбрасывая листья несколько ярдов, возвращался по своим следам, прыгал далеко в сторону. На мгновение замирал, прислушиваясь, и снова мчался дальше. Нырял в очередной просвет, закручивая хитрые восьмерки и петли. Несколько раз на пути возникали совершенно непроходимые завалы. Приходилось искать обход, либо возвращаться. Иногда ему казалось, что преследователи отстали, но очередная пуля, свистнув где-то над головой, вновь гнала его дальше.

Сердце вылетало из груди, дыханье сбилось, нужно было хоть ненадолго остановиться. Найти родник, отдышаться, промыть глаза, которые невыносимо жгло. Но за ним шли настоящие профессионалы, и останавливаться нельзя было ни на минуту. Казалось, этому не будет конца. Все чаще он оскальзывался. Спотыкался о какие-то коряги.

Проваливался в присыпанные подгнившей листвой норы. Лес, из привычного старого друга, неожиданно превратился в некое чудовище. Каждый куст, хватал колючками, стремился задержать. Каждая кочка, будто живая, бросалась под ноги. Словно из ниоткуда вырастали непролазные заросли. Деревья, корнями хватали за ноги, били ветвями по лицу, острыми сучьями норовили выколоть глаза.

А преследователи по всему и не думали прекращать погоню. И вот, снова наткнувшись на широкую полосу колючих зарослей, Тим попытался обойти ее со стороны, как вдруг правая нога подломилась, и хватая воздух руками, он стал заваливаться набок. Это оказалась очередная, присыпанная листвой яма. В лодыжке что-то хрустнуло. Мозг пронзила острая боль, и крепко вцепившись в лямку своего мешка, юноша покатился в заросли. Очнулся он, зажатый между двух молодых осин.

Колючки исцарапали лицо и руки. Прелая листва набилась за шиворот. Жгучая, невыносимая боль, обжигала правую ногу. Тим слегка пошевелил ею, и понял: Каждое движение причиняло невыносимые страдания. Никогда до сих пор, ему не приходилось испытывать ничего подобного.

Отец, по настоянию деда, с малых лет отдал его в школу боевых искусств. Там их учили защищаться от уличных грабителей, а также преодолевать боль. Он был уверен, у него это неплохо получалось.

Да только тренировочные бои, и легкие травмы, не шли ни в какое сравнение с тем, что он испытывал сейчас. И все же, сдаваться Тим не собирался. С превеликим трудом, исцарапавшись еще больше, освободился, и не выпуская своей ноши, стал на ощупь пробираться подальше в глубь непролазных зарослей, туда где его будет трудно достать. Здесь среди корней, ползти было немного легче. Усиленно работая локтями, кусая губы от боли, Тим продирался сквозь беспорядочное сплетение сухих колючих ветвей, все дальше и дальше.

Почему-то вспомнились их школьные забавы, когда проигравшего, в очередном поединке, заставляли лезть на вершину самой большой сосны, растущей в их парке.

Добравшись наверх, сквозь переплетения колючих липких веток, несчастный должен был прокричать болотной уткой три раза, и только после этого, ему вновь позволялось участвовать в играх со сверстниками.

Тим сам неоднократно проигрывал бои, поэтому прекрасно помнил эту унизительную процедуру. Но сейчас все было иначе. На кону была не дружба с ребятами школы, а его — Тима жизнь. Преследователям вовсе ни к чему было оставлять ненужного свидетеля.

Им необходимо было лишь содержимое мешка, а самого беглеца можно было пускать в расход. Юноша, изо всех сил стараясь не шуметь, полз все дальше в заросли. Кусты становились все гуще. Все труднее стало протискиваться меж плотно сросшихся ветвей. И вот, когда уже казалось, дальше хода нет, он неожиданно ощутил, что земля под ним как-то странно проседает.

А в следующее мгновение, не успев ничего сообразить, Тим головой вперед, ухнул куда-то во тьму. И все же, Тиму повезло.



девицы фото голозадые


Здесь, где он по странной случайности оказался, многие годы скапливался различный мусор. Сыпался сквозь щели грунт, смывало дождем листья, мелкие сучья. Только поэтому, упав почти с ти футов, он не свернул себе шею. Проломив перекрытия, Тим ощутил краткий миг полета, а затем, не успев сгруппироваться, грохнулся на живот. Какие-то твердые обломки больно врезались в ребра, выбили дыхание.

Сверху на спину, добавив ощущений, свалился мешок. Посыпались комья земли, несколько раз рядом упало что-то тяжелое, отзываясь гулким эхом, покатилось в темноту. Послышалось какое-то хлюпанье, звон бьющегося стекла, затем все стихло.

Тим не помнил, сколько пролежал на этой куче. Очнулся он от боли. Нога еще больше пострадавшая при падении, стреляла огненным пульсом.

Юноша с трудом перевернулся на спину, и попытался сесть. Сделать это удалось только с третьей попытки. Вокруг было темно, однако света из дыры над головой было достаточно, чтобы понять, куда он провалился. Оглянувшись по сторонам, Тим зажмурился. Помещение, куда он попал, вполне очевидно являлось творением рук человеческих.

Прямые углы, бетонные стены, проступающая местами сквозь плесень светлая краска. Вокруг разбросаны какие-то обломки, непонятные куски пластмассы, поблескивало битое стекло. Прямо перед ним, перекосившись, прислонился к стене большой шкаф. Точно такой когда-то стоял у отца в кабинете. Еще дальше в углу, на боку лежал вполне обычного вида письменный стол. Рядом валялось разбитое обломком бетона кресло.

Все это напоминало разгромленный неким катаклизмом офис простого менеджера. Он предостаточно повидал их за свою жизнь. И все бы ничего, если бы этот офис не находился за много миль от ближайшего города, в диком лесу, глубоко под землей. Юноша был так озадачен, что совершенно забыл о своих преследователях, и первые минуты, даже перестал ощущать боль в ноге. Он просидел так довольно долго. Но тут над головой раздался странный треск. Тим взглянул вверх, и увидел свисающие с сильно провисшего, изъеденного сыростью потолка какие-то лохмотья, корни, застрявшие в проломе кусты.

А в следующее мгновение, огромный пласт бетона, со страшным грохотом рухнул прямо у его ног. Не успев толком ничего понять, Тим скатился с кучи обломков на грязный, залитый какой-то жижей пол, и кинулся к дальней стене. Там опираясь о склизкую поверхность, попытался встать, но жгучая, острая боль в ноге, бросила его назад в грязь. В глазах метались огненные всполохи.

К горлу подступила тошнота. Он ждал новых обрушений, но все было тихо. Так, на четвереньках, простоял он довольно долго, внимательно вслушиваясь в звуки странного подземелья, ловя каждый шорох, пытаясь определить, куда упадет следующий обломок.

Нужно было срочно убираться отсюда. В левой стене виднелся дверной проем.



фото голозадые девицы


Но куда он ведет? Возможно там еще опаснее? Наконец осторожно волоча больную ногу, он стал пробираться к темневшему в стороне прямоугольнику. Пришлось несколько раз отпихивать большие куски истлевшей древесины, у самой стены перелезть через разломанный страшным ударом секретер.

За дверью была темнота. Тим заглянул в проем, но ничего не смог разглядеть. Ползти дальше не стоило. Нужен был фонарь, или на худой конец зажигалка.

И то и другое находилось в сумке с инструментами, да только лезть туда, где раскрошившийся бетон, в любую секунду мог рухнуть на голову, он не собирался. Преследователи, пока никак не проявляли себя. Возможно, они потеряли его след. А может просто устали гоняться по лесу за слишком резвой дичью. Чтобы там ни было, а сверху не доносилось ни звука. Даже обычный лесной шум, сюда не проникал.

Минуты текли за минутами, но все оставалось по-прежнему. Тим притаившись за гнилыми обломками, ждал. Ему казалось, что сейчас сверху раздастся усиленный мегафоном голос шерифа, который вновь станет уговаривать его сдаться.



девицы фото голозадые


Но, лишь редкие капли, срываясь с размокшего потолка, разбивали звенящую тишину. Так вот скорчившись в неудобной позе, он просидел очень долго.

И даже как показалось, немного задремал. Разбудил его странный шорох в темном проеме. По спине пробежал холодок. Юноша вдруг отчетливо понял, что сидеть так дальше не имеет смысла. Нужно либо выбираться наверх, либо проверить, куда ведет эта дверь.

Решившись, он осторожно стал огибать наваленную в центре комнаты кучу. Где-то там за ней, лежал мешок, в котором было все необходимое. Бросать его здесь было бы глупо. Наконец за одним из обломков он увидел лямку, которая запуталась в ветвях свалившегося суда вместе с ним кустарника.

Тим понимал, если сейчас он не достанет свой мешок, очередное обрушение, может вообще лишить его шанса на спасение. Уже сейчас он чувствовал сильный голод, да и пить хотелось невыносимо, а там осталось еще две большие булки, припасенные для него заботливой Норой.

Была там и фляжка с водой, и аптечка, и фонарь. Так что, нужно было решаться. И тогда примерившись, одним броском, он взобрался на ближайший плоский обломок. Ухватил повисшую на ветке лямку, потянул. Но мешок оказался зажат меж двух больших кусков бетона. И как юноша ни дергал, освободить его не удавалось. Тогда он подобрался ближе.

Стараясь не думать о провисшем потолке над головой, поднатужился, и отпихнул тяжелую глыбу. Как оказался возле стены, он не помнил. Сердце колотилось где-то в горле, страшной болью стреляла лодыжка. Но главное было сделано. Немного успокоившись, Тим достал из бокового кармашка спасенного мешка маленький сверток. Это был обычный кусок мыла, завернутый в небольшое полотенце. Требовалось оттереть руки от грязи, и всей той мерзости, что была здесь повсюду, и только после этого лезть внутрь.

Первым делом, он достал сумку с инструментами. Здесь в специальном чехле хранился налобный фонарь. Это было одним из давних изобретений его деда, который, как и отец был инженером.

Такие фонари сегодня продавались в каждой лавке. Вытащив из креплений дугу с рефлектором, он развернул ее, воткнул провод от ручного генератора в разъем, и нацепил на голову. Маленький генератор специальной петлей крепился на запястье. В любое время можно было выпустить его из ладони, не опасаясь уронить, или случайно разбить. Устройство это было простое. Обычная катушка, вращающиеся магниты, шестеренки, конденсатор. Но несмотря на простоту, работала эта штука очень эффективно.

Тим сжал ладонь, раздалось тихое жужжание, и из рефлектора на лбу ударил мощный луч, озаривший его подземелье ярким белым светом. Затем он достал флягу с водой и с жадностью напился. Все-таки отбегал он сегодня по лесу не меньше десяти миль. Наверное, бродят по моим заячьим петлям, и гадают, куда это подевался их клиент! Нужно было срочно обследовать это подземелье.

Когда-то давно он слышал истории о том, что в первой войне, Штаты разрабатывали какое-то сверх разрушительное оружие. И все эти лаборатории, были спрятаны глубоко под землей. Судя по толщине перекрытий, потолок в этой комнате был поврежден мощным взрывом. Скорее всего, сюда упала авиабомба. Ей не удалось пробить толстые железобетонные плиты. Возможно, взрыв только повредил конструкцию, а природа и время довершили остальное. Первый скелет обнаружился в дальнем конце огромного сектора. Дверь из комнаты, куда он провалился, вела в длинный коридор, уходящий во тьму.

Света фонаря не хватало, чтобы увидеть, где он заканчивается. По сторонам слева и справа, через равные промежутки располагались какие-то помещения. Тим подергал ручку первой попавшейся двери, она оказалась запертой. Опираясь о стены, проковылял к следующей.

Светлая пластиковая дверь неожиданно легко поддалась, и юноша оказался в просторной комнате. Здесь в явно, нерабочем помещении, находилась большая кровать, у стены справа, возвышался массивный бельевой шкаф. В дальнем углу стоял вполне обычный письменный стол, заваленный каким-то бумажным мусором. Все было покрыто толстым слоем пыли.

Казалось это обычная спальная комната, в обычной квартире. Просто хозяин уехал, слишком надолго оставив ее без присмотра. Но приглядевшись, Тим понял, что этот нерадивый хозяин перед отъездом еще и подрался тут с кем-то. Луч фонаря выхватывал из темноты следы давнего разгрома. Прикроватный столик лежал на боку. Содержимое ящиков разбросано по всей комнате.

В пыли белели бумаги, на которых отпечатались чьи-то грязные следы. Большое зеркало в красивой резной раме расколото. Он нашел еще одну незапертую комнату, и переступив через порог, замер. Когда-то это была лаборатория. Но сейчас здесь царил настоящий разгром.

Стоящие вдоль стен стеклянные шкафы, все до единого были разбиты. Пол рядом с ними завален какими-то упаковками, коробочками, бутылками, явно медицинского происхождения. В нос ударил резкий удушающий запах.

У дальней стены находились три огромных стола. На них, по всей видимости, некогда стояло химическое оборудование. Но чья-то безжалостная рука, превратила все в нагромождение стеклянных осколков, сплетение проводов, резиновых шлангов и прочих потрохов. Тут же валялось и орудие преступления. Тим осторожно, стараясь не порезаться, пробрался к центру комнаты и поднял тяжелый предмет. Это был багор с пожарного щита. Юноша решил взять его в качестве опоры.

Ковылять, опираясь о стены, было неудобно. Да и какое — никакое оружие пригодится. Обследовав еще с десяток помещений, и не найдя там ничего полезного, он увидел в конце коридора приоткрытую металлическую дверь. Луч фонаря скользнул вниз, и тут юноша с ужасом увидел застрявший в ней труп, точнее скелет в истлевшей форме военного образца. Казалось, будто человек открыл дверь, но сделать следующий шаг сил уже не хватило. Он лежал на пороге, вытянув руки, словно умоляя о помощи.

Рядом с правой кистью, валялся небольшой черный револьвер. Тим осторожно подобрался ближе, и осветил лучом фонаря череп мертвеца. Затылок того был проломлен чем-то острым. Отступив на несколько шагов, юноша перевел дыхание, с трудом сдерживая рвотные позывы. Никогда до этого ему не приходилось видеть не то, что скелета, даже обычного покойника. Задрожали руки, по спине побежали мурашки.

Он прижался к стене, и принялся крутить головой на максимум разгоняя генератор.


Казалось, что из-за ближайших дверей сейчас полезут местные упыри. Как любой подросток, Тим любил страшные истории. В свое время, общаясь со сверстниками, он наслушался их предостаточно. И теперь, перед мысленным взором, из темных углов проявлялись истлевшие черепа, острые клыки, горящие красным огнем глаза.

Но коридор был совершенно пуст и безмолвен. Во всем этом странном подземелье он был один. Постепенно успокоившись, Тим решил все же продолжить исследования. Для того, чтобы пройти дальше, нужно было убрать застрявший в проеме дверей скелет. Долго не решаясь, он все-таки подцепил его багром, и стараясь не глядеть в ту сторону, отволок легкий костяк под стену.

На пороге остался лишь один ботинок, и тот самый, черный револьвер. Тим не стал подбирать оружие. При одной мысли, что нужно будет взять в руки это, становилось дурно.

Отпихнув его подальше к стене, юноша толкнул тяжелую дверь. Раздался душераздирающий скрип ржавых петель. Металлическая дверь распахнулась, и глазам предстало настоящее побоище. Весь коридор здесь был завален трупами. Юноша насчитал больше двадцати лежавших в разных позах скелетов.

Твердые бетонные стены здесь были все исчерканы словно неким острым резцом. Глянув под ноги, он понял, что это были за царапины. Почти каждый из лежавших тут, сжимал в руках оружие.

Кто-то держал истлевшими пальцами автомат. Кто-то маленькие офицерский пистолет. А у ног одного из солдат, задрав ствол, стоял на треноге тяжелый станковый пулемет.

Из-за чего они перестреляли друг друга? Похоже, их всех охватило какое-то помешательство. В дальнем конце коридора обнаружилась еще одна металлическая дверь, на которой крупными буквами было написано: Она была тоже приоткрыта, Тим подошел ближе, и заглянул в небольшое помещение. То, что юноша увидел, озадачило его еще больше. За дверью был короткий коридор. Пол его усыпала какая-то серая пыль. И в этой пыли, недалеко от входа лежал человек. Он был одет в странный костюм.

Тим видел похожий в кино, где военные проводили какие-то опыты с взрывчаткой. Но этот был гораздо массивнее и выглядел куда серьезнее киношных подделок. Человек в спец костюме лежал, раскинув руки. Рядом валялся какой-то странный предмет, напоминающий миниатюрный резак автоген. Похожий, правда, гораздо больших размеров, был у отца в мастерской.

Направив луч фонаря в конец короткого коридора, Тим увидел большую металлическую плиту. Возможно, это была еще одна дверь. Но выглядела она странно. Прежде всего, в глаза бросался чистый блеск металла. Все железные двери в этом подземелье, были сильно тронуты ржавчиной. Одни больше, другие меньше. Но в отличие от прочих, эта плита выглядела совершенно нетронутой.

Казалось, будто она только сошла с заводского конвейера. И еще на ней не было никаких запоров, ручек, и вообще, каких-либо выпирающих частей.

Если это выход наверх, то почему его нужно было резать автогеном? Впрочем, вход могло завалить, и тогда оставшимся здесь, под землей, пришлось бы пробиваться наверх, используя любые возможности. Тим осторожно шагнул через порог. Нога по щиколотку погрузилась в непонятные серые хлопья.


Ссылка

Дата : 2014
Совместимые Системы: Win 7,
Язык интерфейса: Ru En
Размер : 649.53 Кб




Комментарии

Имя:


E-mail:




  • © 2009-2017
    polyakov-mebel.ru
    Написать нам | RSS записи | Карта сайта