POLYAKOV-MEBEL ru
» » Картинки морских звёзд

Картинки морских звёзд

Категория : Семья

Я вышел на связь со второй точкой, зачитал контрольную группу цифр, которую мне записал на карточке командир, получил подтверждение и новый азимут. Минуты три сидел, разбирался с картой. Меня уже никто не торопил.

На этот раз шли дольше, но пришли все равно первые. На вечернем разборе занятий, меня не похвалили, но назначили в пару с Федосовым. Старшина довольно хлопнул меня по плечу. На следующих занятиях мы работали уже со старшиной в паре.

Мои недруги больше никакого интереса ко мне не проявляли. Одному из них пришла посылка, и на мое удивление меня одарили пачкой весьма вкусного печенья и небольшим кусочком сырокопченой колбасы. Ну что же, надеюсь, инцидент исчерпан. Впоследствии мы очень крепко сдружились и как-то раз попали все втроём под такую раздачу от старшего призыва, что "мама не горюй". Отбиваться не имело смысла, ибо попали по собственной глупости и от щенячьего любопытства, тут уж винить надо самих себя.

В общем, мы продолжали слаживаться и заниматься. Плотным потоком пошли занятия по воздушно-десантной подготовке, и мы днями напролёт занимались укладкой куполов и висели в стапелях на воздушно-десантном городке, отрабатывая наземные элементы и действия парашютиста в воздухе и при приземлении. Одна из групп нашей части куда-то исчезла, как мне по большому секрету поведал Федос, группа ушла на БэДэ, боевое дежурство. Куда и зачем - известно только большому флотскому начальству. Как я выяснил в процессе службы, не все роты в нашем разведпункте были одинаковые.

Моя первая и вторая рота был спецназовскими, а третья рота была рота минеров-подводников. Ребята там служили очень серьезные, ни одного молодого - все "старые". Подготовка у них была намного сложнее: Матросы третьей роты всегда держались чуть особняком, группы были постоянно задействованы на какие-то учения и дежурства. В роте минёров служило очень много матросов и старшин сверхсрочников. Этакие матерые усатые дядьки - такой перешагнет тебя и не заметит, сам себе на уме.

Ох, и опасные они, эти матросы из третьей роты. Есть еще связисты, и обеспеченцы - всякие там водители, кислородщики, экипажи катеров и учебного судна. Эти вообще не поймешь, чем занимаются. Наконец-то мы выехали на прыжки. Поповских я не подвел, прыгнул три раза без каких-либо проблем и попросился на прыжок с оружием. Группа считалась "перворазной" и первые прыжки на пункте мы должны были отрабатывать без оружия. Поповских спросил разрешения у заместителя по десантной подготовке и меня выпустили на четвертый прыжок.

После раскрытия я расконтровал спусковой, сделал пару очередей холостыми, и, довольный как слон, плюхнулся на землю, чуть не выбив челюсть о затыльник своего АКСа. Уже на бегу, собрав купол в сумку и перекинув автомат на плечо, меня словно передёрнуло: Если бы не причуды своенравного бати, я бы сейчас учился в нормальном институте культуры и творчества.

Мне нравилось смотреть на матросов, оружие, но самому этого не хотелось, меня сюда можно сказать выпнули. И что же я делаю? На пункте сбора уже строились, и Поповских собирал наших матросов после совершения прыжка. Увидев ссадину у меня на подбородке, ухмыльнулся: Группы уже стояли в колонну по четыре на флоте строятся и по четыре. Перед строем ходил заместитель по воздушно-десантной подготовке и кап-три Чернокутский в невиданной мною раньше странной светло-песочной форме с накладными карманами на брюках и кармашком под стропорез.

Построились, пересчитались, начальство поздравило молодых матросов с совершением первых прыжков. Чернокутский лично всем вручил по "прыгунку" и ушёл с замом по десантной подготовке на линию старта. Прибывшее флотское начальство сегодня тоже прыгало.

Поповских выстроил группу в колонну по одному и позвал к себе нашего мичмана. Вдвоём они схватили парашютную сумку с обеих сторон, покрутили её как качели. Ну, понятно, сейчас будут поздравлять - я такие номера видел в десантно-штурмовом батальоне в бригаде Черноморского флота. Федос, стоявший в строю первым, положил правую руку на воображаемое кольцо, левую на запаску и раскорячил ноги.

Толчок, пролетел чуть вперед, зажмурился и громко вслух: Я шёл замыкающим, да еще и с автоматом. Поэтому мне пришлось еще и изображать стрельбу в воздухе, прежде чем получить парашютной сумкой.

На следующий день случилось то, что потрясло некоторых матросов до печенок. Прибежал мичман с прыжковой ведомостью и заставил нас всех расписаться, после чего выдал деньги. У меня получилось двенадцать рублей. Ну, в принципе, при денежном довольствии в семь рублей это весьма ощутимая сумма. Куда теперь их потратить? Думать не пришлось - сразу же сдали на тетрадки и ручки, на однообразные мыльно-пузырные принадлежности.

Деньги еще оставались, теперь надо заслужить увольнение и прокутить всю эту сумму где-нибудь в городе. Вечером, после занятий по техническому обслуживанию и приведению в порядок своих парашютов, когда командир группы убыл, в кубрик зашёл ответственный, наш мичман, и предложил купить на группу магнитофон.

Они его с "бэдэ" приволокли, он уже владельцам без надобности, они на "берег сходят". Будет лежать в баталерке, когда свободное время - включайте его в кубрике, да слушайте сколько влезет. Вот тут нам ротный и старшина такое "спасибо" скажут! Ротный заберет его себе в кубрик или старшина в свою баталерку - и хрен вы его увидите. А так, если увидят, скажите, что мой и я вам дал послушать, никто ничего не скажет.

Немного помялись, узнали цену - пятьдесят рублей. По пятерке с носа. Дороговато, однако, под нажимом мичмана согласились. Видно заместитель нашего командира имел свой шкурный интерес в этой сделке. Собрали деньги, меня и Федосова выделили в представители. Конечно, мы горды оказанным доверием, но, если купим какую-нибудь ерунду, то все шишки и претензии повалятся на нас.

Выслушав кучу советов и наставлений от сослуживцев, мы уныло побрели за мичманом. В третьей роте обстановка разительно отличалась от нашей. Вахтенный матрос не стоял, а вольготно восседал на "баночке" и занимался тем, что метал шкерт с хитро завязанным узлом на конце в швабру "русалку", стоявшую у противоположного борта я извиняюсь за "борт", но это обыкновенная стена, издержки терминологии так сказать.

Только мы зашли, мимо носа мичмана просвистел шкерт, узел закрутился вокруг ручки "русалки", резкий рывок и швабра в руках у вахтенного. Матрос увидел нас, довольно ухмыльнулся и кивнул мичману: Давайте в кубрик, там братва ждёт уже. Мы осторожно, стараясь не наследить на надраенной палубе, потопали в кубрик за мичманом. Мимо меня просвистел шкерт, узел обмотался вокруг ножки стоявшей сбоку "баночки" и табуретка, как по волшебству, исчезла из глаз.

В кубрике негромко звучала музыка знакомая еще по "гражданской жизни" - группа "Электронный мальчик". Несколько здоровенных парней в спортивных костюмах и тельняшках вольготно бродили по кубрику: Потом до меня дошло, что они пытались танцевать брейк-данс, который к тому времени уже благополучно вышел из моды. Дитер, показывай технику, - заявил наш мичман, здороваясь с каждым за руку. Мы с Федосом скромно топтались у входа и пялились по сторонам. Федос, как зачарованный, пялился на чью-то аккуратно висящую на вешалке форменку с главстаршинскими погонами, увешанную значками "мастер", "парашютист-инструктор", "за дальний поход".

Один из "брейкеров" подошёл к мичману, сдернул с головы бейсболку, стащил перчатки, поздоровался и кивнул нам: Не топчите комингсы пороги - смотрите технику. Вот теперь немного понятно, почему его зовут Дитер. Такой же явно выраженный арийский блондин и прическа укороченный вариант "модерн-токинговской" - короткий ёжик волос и редкий чубчик на лоб.

Магнитофон был что надо, мечта всей модной молодёжи тех годов. А фирма так вообще "Сони"! Чёрно-серебристый, с двумя отстегивающимися колонками, двухкассетный, да еще и с радио.

Совсем еще новый, нецарапанный. Я с видом знатока начал щупать, отстёгивать колонки, вставлять кассеты, нажимать кнопки, покрутил настройки радио и тумблера. Да он к тому же еще на батарейках! Я в школе о таком мечтал, однако мне досталась более дешёвая модель "Шарпа"-однокассетника, привезенного отцом из заграничной командировки, что для меня в те годы было тоже очень неплохо. Старшина нажал пару кнопок, испуганно отдернул руку и закивал головой.

Тут меня начали корёжить инстинкты "фарцы". Как-никак опыт подобных сделок на многочисленных гастролях со своей танцевальной группы я все-таки имел. Может еще кассет вместе с магнитофоном на эту цену дадите? Мичман пнул меня под ребра, матросы в кубрике заржали. Дитер залез под шконку, вытащил картонную коробку с кассетами. Я сразу же вцепился в ящик и начал перелопачивать кассеты. Надо же - всё приличные "TDK", нет ни одной нашей совковой.

Ух ты, что я нашёл! Основатели и короли музыки для брейк-данса "Крафтверк". Цапнув кассету, я ее сразу же засунул в кассетник и нажал кнопку воспроизведения. Заиграла знакомая музыка и электронный голос произнес: Класс, вот она нормальная музыка для ценителей. Интересно, если покопаться - есть ли у них "Ялло".

Дитер кивнул своему напарнику по танцам и они начали меня допрашивать: Я довольно кивнул головой. Мы, кстати, тоже плясали, можешь чо показать?

Хотелось сказать, что не пляшут уже нижний брейк или верхний, а слушают "Ласковый май", но я благоразумно промолчал. Понятно, заму не хотелось, чтобы над нами стебались, но ситуация сейчас такая, что лучше и не встревать. Человек восемь старослужащих матросов - реальная сила. Тем более, из третьей роты. К тому же из других кубриков, привлечённые гвалтом, начали высовываться другие. В спорткубрике было много места и для нижнего, и для верхнего брейка. Матросы третьей роты, набившиеся в кубрик, начали в такт хлопать.

Очень у них все ладно получается. Видно, что не в первый раз развлекаются танцами. Слушая музыку, я прихлопывал вместе со всеми и меня начал одолевать настоящий танцевальный азарт.

Да не очень-то они и танцуют электробуги. Видно, что танцевали раньше на гражданке, ритм и слаженность есть, но композиция вялая, и движения однообразные и часто повторяющиеся. Излишняя "роботизированность" и заторможенность, особенно в движениях головы и кистей рук.

Порасхлябанней надо быть, товарищи матросы. Тогда будет все естественней выглядеть. А вот "нижний" конечно получше, хотя берут силой, а не техникой. Законченного вертолёта я так ни у кого и не увидел, да и "волна" вперёд так себе - мощные толчки и гулкое хлопание руками. Аааа, черт, что-то я вообще разошелся.

Еще стоя в кругу начал приплясывать, и, когда Дитер кивнул мне, отскакивая в сторону, я вышел "поломавшимся" роботом на середину и "рассыпался" на пол. Так легко мне этот из наиболее сложных элементов еще никогда не удавался. Сказались ежедневные многокилометровые забеги. А тут главное - техника и первый мах ногами. Поймать крутящий момент и чуть доворачивать спиной, перекатываясь на слегка поджатые руки и чуть ими отталкиваясь.

Ох, как раскрутило меня. Успел выйти в стойку на руки, помахать ногами в воздухе и сложить пару ножных фигур. Теперь выбросить ноги и "пружинкой" встать. Отработанный номер, я его еще на фестивале в Паланге танцевал. Ухх, как давно я не танцевал, и как все легко сейчас далось. Технику главное не забыть, а ноги и руки сами все вспомнят.

Да, мичман уж не столь далеко-то от нас по возрасту ушёл. Будь мы на какой-нибудь дискотеке, а не в спортивном кубрике, по любому бы сейчас началась драка, и не уверен, что Дитер со своим напарником отнеслись бы к мичманку с субординацией.

Пришлось мне задержаться, мичман и Федос потащили к нам в роту магнитофон и кассеты, а я показывал правильное исполнение "вертолёта". Через час я вернулся к своим, прикупив заодно в третьей роте за рубль высоченные джинсовые кеды, хоть и не новые, но очень прочные и ноские. Дитер отдал мне свои перчатки и бейсболку и пообещал, если успеет, познакомить меня с моим земляком из первой группы роты минирования, который сейчас находился на "боевом дежурстве" на каком-то "научнике".

После танцев в роте минирования ко мне прилепилась новая кличка "Брейк", ну все же намного лучше, чем "Сапог". Мы же слушали музыку изредка и частенько недоумевали - на хрена нам нужен был этот магнитофон?

Неожиданная проблема появилась у меня с водолазной подготовкой. Хотя раньше я частенько погружался с баллонами на Чёрном море и особого страха к пребыванию под водой не испытывал и был допущен врачами-спецфизиологами к водолазным спускам. Я не смог проплыть, даже без снаряжения, трубу в бассейне. В "свободной воде" я чувствовал себя вполне нормально - как по "первому комплекту" маска, ласты , так и с баллонами.

Однако, когда Поповских на первых ознакомительных занятиях после изучения материальной части индивидуальных дыхательных аппаратов и гидрокостюмов, после отработок на суше "включений в систему" одевания снаряжения и прочего, начал прогонять группу через трубу, имитирующую узкое жерло торпедного аппарата, меня словно застопорило. Диаметр трубы был таков, что её можно было бы спокойно проплыть, не растопыривая сильно локти и не расставляя руки.

С другой стороны трубы, стоял матрос на подстраховке с фалом, пропущенным внутри с петлёй на конце. Выполняющий упражнение матрос крепил петлю карабином на поясе и нырял в трубу. Надо было всего- навсего пройти под водой в жерле несколько метров. Тем более, для дополнительной страховки внутри был пропущен фал с поплавками, по которому можно было перебирать руками.

В первый раз я, надышавшись и провентилировав легкие, спокойно нырнул. Вот тут мне стало не по себе. Скорость скольжения в воде, набранная перед заходом, снизилась. Я попытался сделать мощный гребок руками, чтобы быстрее выбраться на "свободную воду". Руками ударился о стенки, чуть ушиб локти, гребок не получился.

И, при обратном движении руками, я вообще застопорился. Застрял чуть ли не на половине трубы. Голову сдавило, словно стальным обручем. Стало ужасно страшно, в панике попытался развернуться в трубе, чем еще больше ухудшил свое положение, поставив тело чуть ли не поперек и поджав колени.

А при выбросе адреналина запас кислорода в крови расходуется намного быстрее. Я кое-как трепыхнулся и забил ногами. Ласты на ознакомительном упражнении мы не одевали. Так, может быть, гребок бы и вынес меня наружу.

Головой ударился о стенку и проехался лицом по внутренностям трубы. От страха и недостатка кислорода я совсем перестал соображать и даже не понял, что меня тащат за фал наружу.

Очнулся я от собственных рвотных позывов, лежал перекинутый через скамейку поперек и, надрывно, с возгласами "Ваааа" истошно блевал водой из бассейна.

Морда и локти жутко саднили, меня всего трясло. Главстаршина, сверхсрочник-санинструктор, с презрением смотрел на меня, сидя рядом на скамеечке и спокойно покуривая сигаретку.

Подошёл наш мичман и спросил у санинструктора. Живёшь ведь - и этот будет. Теперь бумажки на него пиши. Дай бог, чтобы заместитель командира по водолазной это за происшествие не посчитал.

Вечером шефу доложу - пусть его смотрит. Если даже по "нулевому комплекту" трубу не прошёл, нахрен он нужен. Да, всё услышанное меня не очень порадовало. Ни хрена себе расклады. Могут и списать в "береговые" или куда-нибудь в экипаж на "железо". А я-то думал, что у меня всё идёт как надо.

Значит бегать, прыгать да ногами махать здесь еще не самое главное. Вечером меня смотрел главный медик, задавал какие-то вопросы и, ничего толком не сказав, почёркал что-то в медицинской книжке. В кубрик я вернулся совсем в безрадостном настроении. Поповских сидел на "баночке" посередине кубрика и читал что-то из большой толстой тетради.

Матросы, сидевшие перед ним, тщательно записывали. Я спросил разрешения и сел сзади. Что читал командир, я даже не слышал. В голове бродили совсем невесёлые мысли. Почему-то захотелось туда, откуда все начиналось, обратно в учебку.

Там из-за того, что я не смог пронырнуть эту дурацкую трубу, никуда бы меня не отправили. Да и не заставляли бы нырять - сидел бы сейчас в классе инженерной подготовки, разбирал бы мины.

А ведь могли бы меня назначить ответственным за этот класс. Можно было бы кипятильник и чай с печеньем прятать в шкафу за задней стенкой, а в дальних шкафах так вообще лежанку можно было бы устроить. Эх, какое место от меня ушло. Днём занятия, а вечером сам себе голова. Ходил бы сейчас курсантом у саперов, а через пару месяцев выпуск. Начальник инженерной службы по любому бы меня оставил, да и с прапорщиком-инструктором общий язык я давно нашёл.

Сейчас бы ходил не в форменке с гюйсом, а в красивом чёрном ПШ в укороченных яловых офицерских сапожках, свои бы очень красиво и стильно подрезал. Клим, мой соперник по рукопашке, в комбинате бытового обслуживания первый человек, матрос мастер-обувщик под ним ходит.

Ах, какие он каблуки на сапоги делает - загляденье, а не вставки. Сапог прямо как игрушечный. И тетки, которые чего-то там строчат на машинках, весьма не задорого ПШ ушивают, любо-дорого посмотреть. Совсем замечтался и прошляпил вопрос, который мне задал Поповских. Встал, помолчал, выслушал ехидное замечание и снова сел.

Ничего в голову не идёт. Вечером после ужина бездумно бил в кубрике по груше ногами. Даже слушать магнитофон, который мичман Марков выделил на час для поднятия боевого духа подразделения. На следующие утро занятия продолжались своим чередом.



звёзд картинки морских


На теоретических занятиях по водолазному делу я присутствовал, записывал факторы, влияющие на водолаза при погружении, удельные веса, давления, правила погружений. Зарисовывал картинки, рисовал стрелки. До обеда занимались теорией, и поэтому я немного отвлекся от грустных мыслей, решил вполне сносно задачу на погружение. После обеда занимались материальной частью индивидуальных дыхательных аппаратов, разбирали массо-габаритный макет, откручивали, прикручивали вентили, стравливали баллоны.

Пока мы занимались баллонными аппаратами типа АВМ, более сложные дыхательные аппараты с регенерацией воздуха будем изучать в следующем учебном периоде. Ну, может, кто будет, а кто и нет. Не допустят меня даже к сдаче зачётов на погружения и выпнут с разведпункта, как пить дать. А интересно, могут отправить обратно в учебку? Надо будет у Чернокутского, как-нибудь улучив момент, спросить. Хотя с другой стороны, как-то не хочется вернуться с виноватым видом, словно побитая собака.

Наверняка поймут и не засмеют, но уже и самому будет стыдно. Хромов и Синельников, не скрывая ни от кого, гордились мною. Каких матросов выращиваем и отдаем в чужие части. А я, как побитый пёс, обратно. Трубу не смог перенырнуть. Вечером, когда была наша очередь заниматься в бассейне, я сиротливо сидел на бортике рядом с "обеспеченцами" и смотрел как мои сослуживцы в одних трусах лениво переныривают эту злосчастную трубу туда, обратно, учатся выходить на "воздух", не выпуская загубника.

Санинструктор до занятий меня в бассейне, из-за морды и локтей извазюканных зеленкой, не допустил. Пришлось сидеть тихо и печалиться, непонятно о чём. Так продолжалось три дня ровно.

На третий день меня всё-таки запустили в бассейн. Марков и Поповских долго инструктировали и давали советы, как вести себя при проходе. Даже советовали, о чём думать. А я так и не смог даже занырнуть в трубу. Перед самым входом меня снова обуял невыносимый ужас тесноты и давящих узких стенок.

Даже еще на воздухе, не уйдя под воду, начал задыхаться. Все, "отходился" по морям бродяга матрос-водолаз. Печально, я даже чуть не заплакал. Пришлось поводить челюстями и выходить на сушу. Поповских посмотрел мне вслед и что-то сказал Маркову. Наверно договариваются и решают, как меня будут списывать. Зачем им матрос в группе, который не имеет водолазного допуска. Ну, бегаю я, прыгаю с парашютом, хожу по азимутам - здесь это все делают. Но все равно я буду неполноценным матросом-разведчиком.

Вдруг группе предстоит задача с выводом в тыл противника морским путём с борта подводной лодки, а тут я возьму да еще загнусь до начала шлюзования в трубе торпедного аппарата. Вот всем радости-то будет. Да и не допустят меня наверняка уже под воду. Как доктор, тогда мне сказал "Физиологически здоров и способен, а вот проблемы у тебя с психикой". Выходит - я псих, боящийся тесных пространств.

Как там док говорил - "клистирофобия". И название какое-то идиотское. Вопрос со мной решался еще где-то неделю.

Поповских и Марков отдавать меня из группы не хотели, дыбом встали врач и заместитель командира пункта по водолазной подготовке. В боевом подразделении мне делать нечего. Недосягаемый, словно "Зевс на Олимпе", командир разведпункта по просьбе флотских разведчиков, а именно Чернокутского, дал команду найти мне место в небоевых подразделениях. Марков задался целью пристроить меня помощником к мичману, начальнику продовольственного склада, как обычно имея свои интересы.

Действительно, работая на складе, можно было бы приносить большую пользу - как матросам, так и офицерам своего бывшего подразделения. Да и мичман со склада был вполне согласен с моей кандидатурой. Ему нужен был молодой и не обросший кучей знакомых и земляков матрос, которого можно было выдрессировать так, как хочется. А пребывание некоторое время в боевом подразделении данного матроса - тоже плюс.

Но самый жирный плюс - это знакомство данного матроса с флотским, хоть и небольшим, но все-таки начальством. Наши в группе, узнав, куда мне грозит попасть, начали одобрительно похлопывать по плечу и просить их не забывать, подкидывать что-нибудь с барского стола.

Даже Марков, сообщивший мне эту новость, намекнул, чтобы я не забывал, кто помог мне устроится на такую "хлебную" должность. Один лишь мой напарник Федос не радовался. По штату я временно числиться буду еще в группе, но работать на складе.

Когда состоится приказ, меня переведут в обеспеченцы, а на мое место возьмут какого-то полуторогодичника, старшину второй статьи, служившего на камбузе коком. У того матроса вроде все допуски и водолазные спуски есть, и, говорят, что он участвовал в нескольких учениях в качестве разведчика и очень неплохо себя проявил. Каким образом кок с камбуза участвовал в учениях и чем он там занимался, я так и не понял. Я даже не вникал в разговоры и наставления, я был просто подавлен.

Меня меняют на повара, и, скорее всего, это инициатива Поповских. Этакий хитрый толстенький колобок с аккуратной бородкой. Целый час я выслушивал наставления и всевозможные кары, которые могут обрушиться на мою голову в случае пропажи чего-либо.

Дотошный "рундук" описал мне всех моих предшественников - какими бравыми матросами они были под его руководством и как "неплохо сошли на берег", сытые и довольные. Потом я бегал по складу и запоминал, что где лежит, расписание выдачи продуктов на камбуз, нормы выдачи, что такое меню-раскладка. Через пару часов у меня голова опухла от багажа непонятных мне норм выдачи и видов сухого пайка.

Потом мичман выдал мне видавшую виды робу и я перетаскивал мешки с крупой, таскал неподъёмные сетки с картошкой. Мерз в комнате-"рефрижераторе", отдирая леденелые туши для выдачи на камбуз. Пришла камбузная вахта во главе со старшиной второй статьи, внимательно меня осмотревшим, и начали получать продукты.

Помогая мичману и носясь по складу, как угорелый, я совсем вымотался. Так прошёл целый день и вечером, когда прапорщик опечатал и сдал склад под охрану, я был злой на себя, шатался от усталости и грязный как чёрт.



звёзд картинки морских


Помыться можно было только в ротном гальюне под самодельным холодным душем, состоявшим из резинового шланга, крепившегося к крану. Но даже до своего расположения я не успел дойти. По дороге меня встретил водитель, "годовалый" матрос Ярик, который тоже частенько работал на складе и мотался с моим мичманом-"рундуком" в город для получения всяческих продуктов и прочей продовольственной ерунды. Ну, сейчас начнется - "достань то", "чтобы завтра к утру родил это".

Интересно, смогу я его сейчас завалить с парочки лоу-киков или нет. Ярик - "кабанище" здоровый, морда вон как откормлена. А если и завалю, то через несколько минут все водители-"баллоны" и остальные "маслопупые" прибегут со своими гаечными ключами и домкратами и начнут меня метелить куда ни попадя, и хрен мне кто поможет.



морских звёзд картинки


Бежать к кому-то за помощью - глупо. Всё еще "моя" группа сегодня целый день маялась в воде, в то время как я, по их мнению, "загорал на складе".

Надо оно им связываться со старшим призывом. Сам опустишься - никто тебя не подымет. Как прав был матрос Конкин из моей бесшабашной юности. Ярик, глядя на меня, гыкнул: Мотыль ждать не любит - давай-давай, а то еще и мне за тебя влетит, шуруй, чо встал!! Да, однако, не лучше. Кто такой Мотыль и на хрена я ему сдался? Как мне всё это не нравится.

Наверно всё-таки лучше быть в группе однородной массой, монолитом и не выделяться как теперь. Вот он я один во всей красе! Прошу любить и жаловать - и напрягать как можно больше. А что будет, когда меня в каюты к "матобеспеченцам" переведут? Там ведь нет почти однородного призыва, как в группе. Там даже пара грузин служит - единственных представителей "чёрных" на разведпункте. Как в плохой сказке - чем дальше, тем страшнее.

Раздумывая о дальнейшей своей печальной участи, я добрёл до заднего входа в столовую-камбуз и дёрнул за ручку двери. Ага, постучу - высунутся матросы с кухонной вахты да настучат мне в бубен. Еще припашут палубу или котлы драить. Может всё-таки ну его, этого Мотыля. Кто он вообще такой?

Стоп, на моё место разведчика в группе вроде должен прийти какой-то старшина-кок с камбуза. Уж не этот ли самый Мотыль?

Зачем я ему тогда сдался? А вот и кнопка звонка - была не была. За дверью после моего звонка затопали, зашуршали. Открылась дверь и высунулась голова в черной пилотке набекрень. Я новый помощник с продсклада. А что семёрочку трудно было отзвонить? Мы тут панику устроили, думали ответственный или дежурный прутся, а вроде вахта со штаба ничего и не звонила,- продолжал балаболить матрос, пропуская меня внутрь.

Сегодня стояли по камбузу связисты, а у них вечно свои какие-то непонятные дела. К примеру, что это нахрен за семёрочка? Семь раз что ли позвонить ему надо было?? Где-то неподалёку очень вкусно пахло жареной картошкой и мясом, и я, глотая слюни, поплелся на запах. Парадокс, работал на продскладе, а за день толком и не поел. И мичман даже банкой тушенки не угостил. Процесс "дрессировки" молодого матроса, однако!!

В варочном цеху метались два матроса в белых халатах и поварских колпаках. Подбегали к котлам, смотрели давление на манометрах. Мешали огромными деревянными чумичками залитый водой рис в огромных кастрюлях и при этом еще ухитрялись чистить лук и варёную свеклу. Дирижировал кухонным "балетом" невысокий сухощавый матрос, сидевший на "баночке" посередине варочного цеха. Причём дирижировал очень умело - успевал замечать всё, что делается вокруг, без крика делал замечания. Один раз встал и голыми руками буквально в три секунды очистил большущую свеклу.

Заметив меня, он обернулся и коротко бросил: Коротко свистнул, откуда-то появился еще один старшина второй статьи, видно старший рабочий вахты на камбузе. Мотыль вполголоса что-то ему энергично рассказывал, тот согласно кивал головой. Под конец постановки задачи старшина-кок погрозил старшему рабочему пальцем и махнул мне: Прошли по переходам, подошли к двери с совсем "сухопутной" табличкой "Комната отдыха поваров".

Старшина Мотыль выбил дробь морзянки по двери и вдобавок стукнул ногой. В нос мне ударили ароматы картошки и мяса, снова захотелось есть. За небольшим столом расположилась весьма внушительная компания. Два незнакомых мне здоровенных матроса, по-моему, из второй роты. Один грузин главстаршина из роты обеспечения, кто-то из водителей и два знакомых мне матроса из роты минирования - Дитер и его напарник по брейку.

Все остальные поморщились от их крика и замахали руками. Минёры удивлённо посмотрели по сторонам и, заржав, вынули из ушей маленькие невиданные мною никогда раньше наушники.

Я поскромничал и отрицательно помотал головой. Если у мичмана Сахно на складе целый день вкалывал, то по любому жрать хочешь. Этот "рундук" хрен чем накормит. Пацаны, объясните ситуацию салажонку, я сейчас рис в котёл заложу и подойду. Матросы-минёры посоветовали мне не стесняться и налегать на еду. Сами достали из-под стола бутылку с яркой этикеткой и начали разливать по кружкам.

Но ты, как мы дотумкали, не при делах - молод еще и глуп, от тебя тут ни хрена не зависит. Старослужащие и готовящиеся к "сходу" матросы нашего доблестного флота подняли кружки, и один из незнакомцев из второй роты произнёс тост: Все чокнулись об стол, выпили и дружно выдохнули.

Интересно, какая-такая ситуация и причём здесь я. Ладно, будь что будет, думаю лупить меня здесь и воспитывать не будут, а пока есть возможность - жри карась от пуза и слушай во все жабры.

Тебе нравится как на камбузе у нас готовят? Интересно спросил, я даже чуть не поперхнулся куском мяса. А действительно - как нас кормят? Можно сказать - через день. В один день нормально, даже перловая каша вкусная, рассыпчатая, с кусками мяса, приправлена луком и морковкой, чай нормальной крепости и сладкий. А макароны как-то давали - у нас бачковый два раза на раздачу бегал и все время приходил с добавкой. А бывает - разваренная вонючая рыба, каша-размазня с кусками волосатого сала.

Вчера борщ был зашибись, и чеснок на столах был, а сегодня не знаю я, так и не был ни на обеде, ни на ужине. Тут дела такие - Мотыль он из нас, из матросов, срочку тянет. А в коки он попал тоже из боевой группы, был случай. Своих матросов он никогда не кидал и кок он от бога,- грузин растопыренной пятернёй ткнул в потолок,- вот сейчас ешь - вкусно тебе?

И добавка всегда есть, и братву всегда уважит. Когда тётки дежурят, ты пробовал хоть раз еще порцайку взять? Действительно, когда на камбузе хозяйствовали толстые гражданские тётки, добавки никогда не было. Речь главстаршины продолжил водитель из обеспеченцев: В доле они или еще как, но Жеку тетки давно хотят сплавить, а еще кого-то на вакант взять. На эту должность можно и гражданских ставить. Получается такая ерунда, Мотю ставят разведчиком на твоё место, а тебя на склад в роту обеспечения и всё - место готово.

Представляешь, как вы вкусно питаться будете? Вечно есть размазню и вонючую рыбу как-то не очень улыбалось. Дальше уже продолжал Дитер: Марков ваш, жучила еще тот. Он с Сахно постоянно макли какие-то крутит. Тут тебя переводят, что-то там у тебя не так, соответственно должность освобождается. Ваш каплей мужик нормальный. Он давно Мотю в группу к себе хотел.

Он на позапрошлогодних учениях при недоборе разведчиков, когда задачи сыпались, взял Мотыля с камбуза, тот еще молодой был. Так они отработали на пятёрочку. Замок его тогдашний ногу сломал - Жека, самый молодой, за замка подгруппой рулил, короче дал гари. Передвижной флотский пункт управления благодаря ему нашли.

Потом Поповских его и на прыжки, и на спуски таскал, когда была возможность. Короче, наш кок отработал все нормативы не хуже любого водолаза. Разведчик он первоклассный и без выебонов. Ну, а повар я думаю - итак ясно. Теперь подумай, что будет, если вместо нашего матросского кока, на камбузе будет еще одна тётка!

С физухой у тебя все нормально, вроде и прыжки есть, вроде не плуг и не тормоз. Мы же в курсе, что у тебя лапа кап-три из флотского управления. Такого громкого ржача за все время своей короткой службы я еще не слышал. Закончили смеяться, опрокинули еще по стакану и Дитер продолжил: У тебя в чём проблема-то? Это я тебе говорю, водолаз первого класса Дмитрий Анатольевич Болев!



Картинки морских звёзд видеоматериалы




Вот чёрт, так вот почему он Дитер! А я думал из-за похожести на "модерн-токинговского" солиста, а тут оказывается просто созвучие имён.



звёзд картинки морских


Они корешатся и вместе часто "синих дельфинов" гоняют. Мотыль сказал, сам поговорит по своему поводу с Поповских, на выходы и занятия он всегда с ним пойдет, но тут, как сам видишь, всем нам, да и вам лучше, когда Жека в столовой.

Но ты, когда тебя еще раз смотреть будут, не заплужи. У меня закружилась голова. Как он меня научит? Поповских с Марковым ничего не смогли со мной сделать. Доктор, тот только выявил, что у меня проблема в "психике", а тут - за два часа! Честно говоря, верится с трудом. Но выбора у меня никакого абсолютно нет.

Если, как сказал Болев, заплужу, то мне действительно настанет капец. Подведу всю старослужащую общественность, да и всех остальных. Да и старшина Мотыль вроде нормальный парень, без каких-либо выпендрёжей. Тут как раз Мотыль и зашёл, неся в тарелке салат из свеклы с капустой. Салат был что надо. Наелся я от пуза. Дитер попросил Мотыля, чтобы я вымылся в коковском душе.

Через сорок минут со слипающимися глазами, полным брюхом, зажав под мышками грязную робу, я завалился в своем кубрике на шконку и сразу же заснул, даже не совершив ежевечерний ритуал стирки носков. С утра меня снова забрал Сахно. Можно подумать, что все вчерашнее пиршество на камбузе мне только приснилось. Однако, бредя за мичманом, я заметил старшину второй статьи Мотыля, мирно беседующего о чём-то с нашим Поповских. Через час, когда я заготовил продукты на выдачу, к Сахно пришёл вчерашний главстаршина грузин, и меня отправили восвояси, сами же заперлись на складе и начали что-то обсуждать.

В роте на центральной палубе стоял вахтенный из старшего призыва и боролся за чистоту, пытаясь отдраить гуталиновые мазки от ботинок на светлом линолеуме.


Похожие статьи

Да что за ерунда такая? И кто же меня теперь спасет от припашек?



морских звёзд картинки


Через комингс перелетел посыльный по штабу и затараторил: Наверное, тоже связист, так они тараторить любят. Я откинул швабру к стенке, сожалеюще пожал плечами и погалопировал к бассейну.

Сегодня в бассейне был день без расписания, то есть без занятий. Сегодня наряд по бассейну и ответственные за него обеспеченцы занимались обслуживанием и чисткой. Дитер рассчитал время для тренировок очень даже удачно. До обеда весь личный состав на занятиях, и наряд занимается тем, что разбирает, чистит, драит насосы, техник меняет всяческие прокладки и трубы. Воду с бассейна до обеда не спускают и фильтры не меняют. Стенки, всяческими обеззараживающими растворами и прочей ерундой, медики не поливают.

Взмыленный наряд не носится по кафельному дну с "русалками", не очищая его от налёта и грязи, скопившейся за неделю. Болев уже плескался в бассейне в лёгком иностранном гидрокостюме странной расцветки: На груди возле клапана подкачки красовался шильдик с надписью "Kusto France". Увидев меня, Дитер помахал рукой и ушёл под воду. Через несколько секунд вынырнул уже возле моего края и стащил с головы капюшон. Он и сейчас, как ни странно, был в наушниках.

Вот это вещь - даже под водой работает! Увидев моё удивление, водолаз чуть ли не по пояс выскочил из воды и даже оставался в таком положении несколько секунд. На грузовом поясе у него болтался прорезиненный чехол. Семён и Мотыль уже все свои вопросы порешали, со следующей недели зам по водолазной даст команду вашему каплею тебя еще раз посмотреть.

Смотри, люди старались, а это многое значит Я, торопясь, начал раздеваться, но получил команду снять только ботинки и прыгать в воду прямо в робе. Стаскивая носки и ботинки, я немного разнервничался. Это же надо, каким-то образом "мафии старых" удалось выйти на зама по водолазной и прижучить мичмана Сахно. Видно имелись свои тайные "выходы и рычаги". Как уже потом, спустя некоторое время, выяснилось, что комбинация была многоходовая и тщательно продуманная.

И я был одним лишь из многочисленных винтиков и пешек в этой "многоходовке". Если со мной всё получалось, то каким-то образом Мотыль заполучал на камбуз для подготовки замены себе нужного человека, своего земляка-матроса из Бендер, табанившего сейчас где-то в экипаже на судне обеспечения водолазных спусков и работ.

Если мой уход со склада проходил нормально, то в помощники "рундуку" приходил еще какой-то матрос, ставленник главстаршины-грузина. И так еще несколько ходов и замен, в результате которых все получали то, что хотели. Спрыгнув в воду, я остановился рядом с Болевым, который сразу же начал меня инструктировать.

Если в воду входишь в любой одежде, то забортная вода начинает курсировать между телом и прослойкой из твоей формы, в результате чего немного нагревается от твоего тела и поэтому будет намного теплее. По такому принципу сшиты наши гидрокостюмы "мокрого типа" - берут забортную воду и ты ею согреваешься. Дальше сразу скажу, ваш Поповских, как группёр, очень даже ничего. По сопкам скакать да с парашютом прыгать - он мастер, но, как водолаз, он никакой. Тридцать ярдов деревянного забора в девять футов вышины!

Жизнь показалась ему бессмыслицей, существование — тяжёлою ношею. Со вздохом обмакнул он кисть в извёстку, провёл ею по верхней доске, потом проделал то же самое снова и остановился: В отчаянии он опустился на землю под деревом.

Из ворот выбежал вприпрыжку Джим. В руке у него было жестяное ведро. Ходить за водой к городскому насосу Том всегда считал неприятным занятием, но сейчас он взглянул на это дело иначе. От вспомнил, что у насоса всегда собирается много народу: Он вспомнил также, что хотя до насоса было не более полутораста шагов, Джим никогда не возвращался домой раньше чем через час, да и то почти всегда приходилось бегать за ним.

Джим покачал головой и сказал: Старая хозяйка велела, чтобы я шёл прямо к насосу и ни с кем не останавливался по пути. Мало ли что она говорит, Джим! Давай сюда ведро, я мигом сбегаю.


Морские звезды в фотографиях (19 фото)

Она и не узнает. Она мне голову оторвёт, ей-богу, оторвёт! Да она пальцем никого не тронет, разве что стукнет напёрстком по голове — вот и всё! Кто же на это обращает внимание? Говорит она, правда, очень злые слова, ну, да ведь от слов не больно, если только она при этом не плачет. Джим, я дам тебе шарик.

Я дам тебе мой белый алебастровый шарик. А только всё-таки, масса Том, я крепко боюсь старой миссис. Джим был всего только человек и не мог не поддаться такому соблазну. Он поставил ведро на землю, взял алебастровый шарик и, пылая любопытством, смотрел, как Том разбинтовывает палец ноги, но через минуту уже мчался по улице с ведром в руке и мучительной болью в затылке, между тем как Том принялся деятельно мазать забор, а тётушка покидала поле битвы с туфлёй в руке и торжеством во взоре.

Но энергии хватило у Тома ненадолго. Он вспомнил, как весело собирался провести этот день, и на сердце у него стало ещё тяжелее. Скоро другие мальчики, свободные от всяких трудов, выбегут на улицу гулять и резвиться. У них, конечно, затеяны разные весёлые игры, и все они будут издеваться над ним за то, что ему приходится так тяжко работать. Самая мысль об этом жгла его, как огонь. Он вынул из карманов свои сокровища и стал рассматривать их: Он снова убрал своё жалкое имущество в карман и отказался от мысли о подкупе.

Никто из мальчишек не станет работать за такую нищенскую плату. И вдруг в эту чёрную минуту отчаяния на Тома снизошло вдохновение!

Именно вдохновение, не меньше — блестящая, гениальная мысль. Он взял кисть и спокойно принялся за работу. Вот вдали показался Бен Роджерс, тот самый мальчишка, насмешек которого он боялся больше всего. Бен не шёл, а прыгал, скакал и приплясывал — верный знак, что на душе у него легко и что он многого ждёт от предстоящего дня.

Он грыз яблоко и время от времени издавал протяжный мелодический свист, за которым следовали звуки на самых низких нотах: Он был и пароход, и капитан, и сигнальный колокол в одно и то же время, так что ему приходилось воображать, будто он стоит на своём собственном мостике, отдаёт себе команду и сам же выполняет её. Пароход медленно сошёл с середины дороги, и стал приближаться к тротуару. Обе его руки вытянулись и крепко прижались к бокам.

Правая рука величаво описывала большие круги, потому что она представляла собой колесо в сорок футов. Теперь левая рука начала описывать такие же круги. Эй, ты, на берегу! Накидывай петлю на столб! Том продолжал работать, не обращая на пароход никакого внимания. Бен уставился на него и через минуту сказал: Том глазами художника созерцал свой последний мазок, потом осторожно провёл кистью опять и вновь откинулся назад — полюбовался. Бен подошёл, и встал рядом. У Тома слюнки потекли при виде яблока, но он как ни в чём не бывало упорно продолжал свою работу.

Том круто повернулся к нему: Я и не заметил. Небось и тебе хочется, а? Но тебе, конечно, нельзя, придётся работать. Ну конечно, ещё бы!


Том посмотрел на него и сказал: Том снова принялся белить забор и ответил небрежно: Я знаю только одно: Тому Сойеру она по душе.

Уж не хочешь ли ты оказать, что для тебя это занятие — приятное? Кисть продолжала гулять по забору. А что же в нём такого неприятного? Разве мальчикам каждый день достаётся белить заборы? Дело представилось в новом свете. Бен перестал грызть яблоко. Том с упоением художника водил кистью взад и вперёд, отступал на несколько шагов, чтобы полюбоваться эффектом, там и сям добавлял штришок и снова критически осматривал сделанное, а Бен следил за каждым его движением, увлекаясь всё больше и больше.

Том задумался и, казалось, был готов согласиться, но в последнюю минуту передумал: Видишь ли, тётя Полли ужасно привередлива насчёт этого забора: Будь это та сторона, что во двор, другое дело, но тут она страшно строга — надо белить очень и очень старательно. Из тысячи… даже, пожалуй, из двух тысяч мальчиков найдётся только один, кто сумел бы выбелить его как следует. Вот никогда бы не подумал. Дай мне только попробовать… ну хоть немножечко. Будь я на твоём месте, я б тебе дал.

Просился и Сид — не пустила. Теперь ты понимаешь, как мне трудно доверить эту работу тебе? Если ты начнёшь белить, да вдруг что-нибудь выйдет не так… — Вздор! Я буду стараться не хуже тебя. Мне бы только попробовать! Впрочем, нет, Бен, лучше не надо… боюсь я… — Я дам тебе всё яблоко — всё, что осталось. Том вручил ему кисть с видимой неохотой, но с тайным восторгом в душе. В простаках недостатка не было: К тому времени, как Бен выбился из сил, Том уже продал вторую очередь Билли Фишеру за совсем нового бумажного змея; а когда и Фишер устал, его сменил Джонни Миллер, внеся в виде платы дохлую крысу на длинной верёвочке, чтобы удобнее было эту крысу вертеть, — и так далее, и так далее, час за часом.

К полудню Том из жалкого бедняка, каким он был утром, превратился в богача, буквально утопающего в роскоши. Том приятно и весело провёл время в большой компании, ничего не делая, а на заборе оказалось целых три слоя извёстки! Если бы извёстка не кончилась, он разорил бы всех мальчиков этого города. Том оказал себе, что, в сущности, жизнь не так уж пуста и ничтожна. Сам того не ведая, он открыл великий закон, управляющий поступками людей, а именно: Если бы он был таким же великим мудрецом, как и автор этой книги, он понял бы, что Работа есть то, что мы обязаны делать, а Игра есть то, что мы не обязаны делать.

И это помогло бы ему уразуметь, почему изготовлять бумажные цветы или, например, вертеть мельницу — работа, а сбивать кегли и восходить на Монблан —удовольствие.

В Англии есть богачи-джентльмены, которые в летние дни управляют четвёркой, везущей омнибус за двадцать — тридцать миль, только потому, что это благородное занятие стоит им значительных денег; но, если бы им предложили жалованье за тот же нелёгкий труд, развлечение стало бы работой, и они сейчас же отказались бы от неё.

Некоторое время Том не двигался с места; он размышлял над той существенной переменой, какая произошла в его жизни, а потом направил свои стопы в главный штаб — рапортовать об окончании работы. Благодатный летний воздух, безмятежная тишина, запах цветов и убаюкивающее жужжание пчёл произвели на неё своё действие: Для безопасности очки были подняты вверх и покоились на её сединах.

Она была твёрдо уверена, что Том, конечно, уже давно убежал, и теперь удивилась, как это у него хватает храбрости являться к ней за суровой расправой. Том вошёл и опросил: Сколько же ты сделал? Я этого не выношу.

Тётя Полли не поверила. Она пошла посмотреть своими глазами. Она была бы рада, если бы слова Тома оказались правдой хотя бы на двадцать процентов. Когда же она убедилась, что весь забор выбелен, и не только выбелен, но и покрыт несколькими густыми слоями извёстки и даже по земле вдоль забора проведена белая полоса, её изумлению не было границ.

Это тоже надо сказать. И смотри не забудь воротиться домой. Не то у меня расправа короткая! Тётя Полли была в таком восхищении от его великого подвига, что повела его в чулан, выбрала и вручила ему лучшее яблоко, сопровождая подарок небольшой назидательной проповедью о том, что всякий предмет, доставшийся нам ценой благородного, честного труда, кажется нам слаще и милее.

Как раз в ту минуту, когда она заканчивала речь подходящим текстом из евангелия, Тому удалось стянуть пряник. Он выскочил во двор и увидел Сида. Сид только что стал подниматься по лестнице. Лестница была снаружи дома и вела в задние комнаты второго этажа. Под рукой у Тома оказались очень удобные комья земли, и в одно мгновение воздух наполнился ими. Они бешеным градом осыпали Сида. Прежде чем тётя Полли пришла в себя и подоспела на выручку, шесть или семь комьев уже попали в цель, а Том перемахнул через забор и скрылся.

Существовала, конечно, калитка, но у Тома обычно не было времени добежать до неё. Теперь, когда он рассчитался с предателем Сидом, указавшим тёте Полли на чёрную нитку, в душе у него воцарился покой.

Том обогнул улицу и юркнул в пыльный закоулок, проходивший у задней стены тёткиного коровника. Скоро он очутился вне всякой опасности. Тут ему нечего было бояться, что его поймают и накажут. Он направился к городской площади, к тому месту, где, по предварительному уговору, уже сошлись для сражения две армии. Одной из них командовал Том, другой — его закадычный приятель Джо Гарпер. Оба великих военачальника не снисходили до того, чтобы лично сражаться друг с другом, — это больше пристало мелкоте; они руководили сражением, стоя рядом на горке и отдавая приказы через своих адъютантов.

После долгого и жестокого боя армия Тома одержала победу. Оба войска сосчитали убитых, обменялись пленными, договорились о том, из-за чего произойдёт у них новая война, и назначили день следующей решающей битвы. Затем обе армии выстроились в шеренгу и церемониальным маршем покинули поле сражения, а Том направился домой один.

Проходя мимо дома, где жил Джефф Тэчер, он увидел в саду какую-то новую девочку — прелестное голубоглазое создание с золотистыми волосами, заплетёнными в две длинные косички, в белом летнем платьице и вышитых панталончиках. Герой, только что увенчанный славой, был сражён без единого выстрела. Некая Эмми Лоренс тотчас же исчезла из его сердца, не оставив там даже следа. А он-то воображал, что любит Эмми Лоренс без памяти, обожает её!


Ссылка

Дата : 2017
Совместимые Системы: Windows 8, 8.1,7, MacOS
Язык интерфейса: Ru
Размер : 26.16 Mb




Комментарии

Имя:


E-mail:




  • © 2009-2017
    polyakov-mebel.ru
    Написать нам | RSS записи | Карта сайта