POLYAKOV-MEBEL ru
» » Все фотографии исчезли с папки

Все фотографии исчезли с папки

Категория : Музыка

К сожалению, мы не оказываем услуги, у нас нет офиса. Это информационный сайт, где мы даем советы и отвечаем на ваши вопросы. Вы могли удалить файлы на sd карте или во внутренней памяти телефона.

В первом случае, воспользуйтесь любой из программ для восстановления , перечисленных в списке. Если же фотографии были стерты со внутренней памяти мобильного устройства, вам подойдут такие приложения, как GT Recovery, DiskDigger, Dumpster. Скачать их проще всего с Google Play. Подскажите, с помощью какой программы я смогу восстановить удаленные фотографии с телефона, которые находились на внутренней памяти.

Удалила эту папку случайно, но фотографии бесценны, фото ребенка за целый год. Модель телефона — Samsung Galaxy Note 3. У меня Samsung Galaxy A5. Не знаю, как восстановить удаленные фото на телефоне. Из основной памяти вырезал все фотографии и перенёс их на карту памяти телефона. На ней они не стали открываться, просто отображаются нечитаемые значки фотографий. Скопировал их обратно на память телефона заполнив всю память телефона.

Ни там ни там фото не читаются. Скопировал фото на компьютер - файлы тоже не читаются. Можно ли как то восстановить фото или открыть изображения, которые не читаются на телефоне? У меня Леново s, он завис и отключился, я перезагрузила factory reset recovery. Телефон включился - и все исчезло удалились фотографии, видео и часть контактов. Файлы фото и видео были во внутренней памяти.



с исчезли папки фотографии все


Как восстановить на телефоне удаленные фото и все остальные данные? На телефоне не хватило памяти. Взяла мини-флешку и переместила все фото на нее, удалив со внутренней памяти устройства. Лучше бы я этого не делала: У меня телефон самсунг j В нем есть карта памяти и все фотки были только на ней.

Потом они стали сохраняться на устройстве, хотя памяти на карте вполне достаточно. Но этому возможно есть объяснение, дочка могла нажать не туда. Проблема оказалась в дальнейшем в другом. С памяти устройства перенесли фотки на карту памяти, и большая часть из них больше не открывается. Карту вынимала, ничего не изменилось. Обратно на устройство перенести не могу. Как вернуть удаленные фото? Для того, чтобы восстановить фото на телефоне, находящиеся во внутренней памяти устройства, используйте приложения Undeleter или DiskDigger.

Несмотря на то, что шансы восстановить фотки не всегда высоки, эти утилиты - те из немногих, которые сканируют именно внутреннюю память мобильного телефона. Подскажите пожалуйста, "на пальцах буквально" для "чайника", как восстановить удаленные фотографии с телефона. Есть ли какое русифицированное приложение для восстановления фото на Play Market? Если же вам нужно вернуть удаленные фото с внутренней памяти, то используйте Undeleter — эту программу вы точно найдете в Маркете, ставится она непосредственно на телефон.

Примерно пол года назад удалил важное видео с телефона. Возможно ли восстановить это видео? Recuva вообще не видит устройство, хотя в разделе Мой Компьютер оно доступно, со всеми возможностями просмотра. С помощью какой программы реально восстановить удаленные фото с телефона Honor 4X версия android 4. Подскажите, пожалуйста, как восстановить фото на телефоне Андроид?

Чистили фото через комп, внезапно произошло зависание, комп перестал видеть телефон. Затем, при повторном подключении на телефон, не оказалось ни одного видео, ни музыки.

И осталось всего 3 фото за год. Для восстановления видео на карте памяти нужно использовать картридер.

В таком случае вы сможете полноценно работать с sd картой через любой реаниматор, скачайте Recuva Professional , Android Data Recovery или CardRecovery. Иначе вы не сможете указать карту памяти в качестве диска для сканирования удаленных медиафайлов. После полной перезагрузки планшета Леново пропали фото, как их вернуть, посоветуйте хорошую программу для восстановления фото под Android. Samsung s4 mini сам запустил hard reset, и телефон почистил все контакты, фото и прочее. Интересно каким образом это произошло, как восстановить данные и виновата ли в этом не оригинальная батарея повышенной емкости?


Телефон Samsung GalaxyS4 mini. В Галерее Android в скрытом виде хранились фото и видео. Видимо, по неосторожности, пытаясь очистить кэш, я удалил какие то файлы меню-память-прочие файлы… Теперь ничего не могу найти, даже с помощью файлового менеджера.

Можно ли решить проблему и как-то восстановить фото на Андроид? Сразу нужно отметить, что батарея вряд ли виновата в потере данных на вашем мобильном устройстве. Здесь можно посоветовать восстановление в два этапа: Поиск удаленных файлов на карте памяти с использованием программ реаниматоров R Studio, Recuva, CardRecovery и др.

Можно снять образ раздела диска, используя консольную утилиту adb. Вчера на на свой телефон я сделала не очень удачный снимок. В итоге удалились все фотографии на устройстве. Карты памяти в телефоне нет, только симка. Телефон — Explay X-tremer. Возможно ли, и если да, то как с телефона восстановить удаленные фото? На самом деле, симка к хранению фотографий не имеет никакого отношения.

Если вы не использовали карту памяти для сохранения, то восстановить фото на телефоне будет сложнее. То есть, выбор программ-реаниматоров значительно сужается, и сейчас вам поможет только утилита Undeleter. Мы о ней уже писали, изучите информацию в данной статье. У меня случилась такая проблема: Дело в том, что я переместила фотографии на Гугл Диск, в итоге, когда я удалила их из галереи, на Google Drive они не открываются. Пыталась восстановить с помощью программ, не получилось — не нашло.

Увы, многие читатели обращаются к нам с похожей проблемой. Дело в том, что всегда нужно дождаться окончания синхронизации фото с облаком, проверить, сохранились ли они надлежащим образом на преемнике и только после этого удалять с телефона. Пару слов о том, как вернуть удаленные фото с телефона скорее всего, речь идет об устройстве на ОС Android.

Еще раз проверьте, сохранились ли фотографии в облаке Google Drive. На Гугл Диске есть Корзина, файлы хранятся 25 дней, проверьте и ее. Что касается программа для восстановления фото, попробуйте несколько различных вариантов.



исчезли все папки фотографии с


Например, в Recuva можно указать область на диске, где хранились фото. Также рекомендуется выбрать глубокую проверку при сканировании.

Попробуйте, еще не все потеряно! Как восстановить фото на Андроиде после удаления и обновления ОС? К сожалению, шансы что-либо вернуть минимальны. Возможно, ваши удаленные фото хранятся в Dropbox, Picasa, Google Photo и проч.

В один день было важное мероприятие. Вечером полазила в телефоне и легла спать. Утром решила поставить фоточки новенькие на картинки номеров друзей. И бац — фотографий нет даже после перезагрузки телефона. Как правило резервов не делаю и по этому теперь не знаю, что делать. При этом в чате вотс ап куда я отправила два фото, они сохранены, а если бы у меня на устройстве фото этих не было, то написали бы мне, что их нет и они бы были смутными.

Для резервного копирования советуем использовать сервисы Google Photo или Dropbox. В дальнейшем вы сможете восстановить удаленные фото без труда. Как минимум, 2 фото вы можете восстановить: Дальше вы должны вспомнить, где хранились фото - во внутренней памяти Android или на sd карте. У меня проблема с фото, телефон Philips Xenium W Что можно с этим сделать, как восстановить фотографии на Андроиде?

Третий день такая ерунда.. Дело в том, что фотографии в галерее могут неправильно кэшироваться. Еще один вариант - подключить через картридер sd карту к ПК и скопировать изображения на жесткий диск. Там были удалённые фото, не хочется чтобы кто-то их видел. Остались они где-то на устройстве, можно ли восстановить удаленные фото на украденном планшете? У Samsung есть функция "Найти телефон" вбейте в Гугл.

Не стоит забывать о ней. Вы можете удалить все данные на телефоне и заблокировать устройство. Кроме этого, можно определить координаты телефона, хотя и не всегда точно. Правда, эта функция должна была быть активирована на телефоне изначально, до момента потери.

Если вы копировали файлы на компьютер или загружали в интернет например, на Google Drive , их можно восстановить. К сожалению, восстановить удаленные фото другими способами вы не сможете - за отсутствием устройства.

Советуем также обратиться в полицию - пусть они найдут ваш телефон. У меня Леново А, через шнур скидывала на комп фото, многие скинулись нормально, а вот штук последних скинулись с измененным форматом на х В телефоне в галерее их нет. Еле их отыскала через Проводник на карте памяти, но и там они открываются не в полный экран, а маленьким квадратиком.

Как восстановить удаленные фото на Андроиде в изначальном размере? Недавние фотографии отображались как "невозможно отобразить пиктограмму" а потом пропали с папки камера после смены памяти по умолчанию..

Советуем очистить кэш изображений в Галерее Андроид. Настройки - Приложения - Управление приложениями или Диспетчер приложений - Галерея нажмите на значок - Очистить кэш. Солнышко греет, она с мамой идет, мама обещает: А дома она, бывало, садилась на стул, держала в руках кошелек такой, рвала бумажки — это было ее постоянное занятие — и ждала обеда. Животик у нее был, как у всех детей тогда, опухший и отекший.

Потом, когда мы покушаем, она снова садится на свой стул, берет эти бумажечки и снова рвет, наполняет кошелек. Она занималась уничтожением мелких бумажоночек. Сейчас она взрослый человек, у нее двое детей. Она родилась в тридцать седьмом году.

У меня муж был военный. Жили мы тогда в военном городке. В то время вернулись очень многие наши военные, которые были в Испании. Мужу понравилось это испанское имя, и он дал его дочке. Он был человеком мирной профессии. Он музыкант, был гражданским дирижером любительских оркестров.

Потом ушел на военную службу и стал военным дирижером. Был обучен и как медик. А среднюю дочь Бертой зовут, она тоже жива. Все они у меня живы, вся тройка. Я была в санитарной бригаде у нас в доме. Но когда врач узнал, что у меня трое детей, меня освободили.

А так я ходила заниматься на медицинские курсы, ну, первая помощь: Тогда все ленинградцы занимались этим. Сейчас наш дом — Мойка, двадцать, квартира семнадцать. Дочь моя работает уже двадцать лет здесь, в Капелле. У нас на Гражданской была двадцатиметровая комната и такая семья — вот дочери и дали эту квартиру.

У нас маршрут был такой: Я их водила, чтобы отвлечь от мысли, что надо кушать. Лора только что поднялась. Врач сказал, что ее надо больше тренировать в ходьбе: Видите — она идет с палочкой.

И врач говорил, что пусть она как можно больше ходит. Так что мы делали очень большие круги. Даже иногда заходили в кино, смотрели, чтобы отвлечь как-то мысли от еды. Сеанс прервали, зал затемнили, и мы немножко посидели там. Зимой, конечно, было труднее, потому что, сами понимаете, воды не было, водопровод нарушен. Значит, люди шли с чайниками, кастрюльками, с санками — кто как мог. И вот в этих люках были люки открыты с чистой водой брали воду. А потом у нас в доме дали воду в прачечную, и мы в эту прачечную ходили цепочкой, потому что там лежали груды мертвых, которых увозили машины.

Подбирали по улице мертвых, складывали в прачечной потом машина приезжала и забирала. И там же вода была, в прачечной. Так что мы шли рука за руку. Кто боялся, тот не смотрел в ту сторону. Первый несет лучину, как в деревне, и последний несет лучину, а остальные все идут и держат в руках кто чайник, кто кувшинчик. Надо же помыться, надо же попить, надо и приготовить. Если я вот могла взять кого-либо из ребят, давала чайник или кувшин, чтобы шли вместе.

Вы гуляли по проспекту Майорова, а потом? Здесь была открыта масса магазинчиков с канцелярскими принадлежностями, с книжками. Увозили в июле у меня где-то даже эваколисток есть. Меня тогда в военкомат пригласили как жену военнослужащего, потому что у меня в мае прекратилась выплата по аттестату. Тут я начала жить на то пособие небольшое, что мне военкомат давал на детей, поскольку их было трое.

Как вы тут идете с матерью, с сестренкой?


Как восстановить удаленные фото на ОС Android и телефоне

Сколько вам тогда было лет? А мне не было тринадцати лет. Как вы помните свои двенадцать-тринадцать лет? А второе, когда ни руки, ни ноги не действуют и не знаешь, будешь ли ты жить и действовать вообще.

Врач приходила каждый день и смотрела, но я понимала, что она только проверяла, жива я или не жива. Она выписала шроты, ну, жмых, выжимки, которые были у нас в детской больнице, шротовое молоко.

Но это все было, конечно, несъедобное. У нее было две таких больных, как я, то есть я и еще одна девочка. Вроде того, что и со мной должно повториться. И когда на другой день она пришла и увидела, что я жива, она даже удивилась. А потом я встретила эту врачиху. Это после войны, наверно, в пятьдесят третьем году было. Мы шли, у меня ребенок уже был, маленький.

Как ваша семья, муж? Она онемела, она не знала, что сказать. То есть это вообще чудо из чудес получилось. И очень хотелось жить. Вы даже не представляете! Я даже удивляюсь, что у ребят моего возраста была такая большая сила воли. Я помню, у нее такое состояние было, что она сидела и стригла бумагу.


Почему телефон не видит sd карту памяти или usb-флешку. Что делать?

У нее мозоли на руках были от этого. Это, конечно, такое психическое состояние было у ребенка. Ей есть все время хотелось, понимаете? Когда ребенок есть хочет, он просит.

А она не просила, потому что понимала, что взять неоткуда. Она сидела и стригла и рвала бумажки, то есть даже могла сойти с ума. Мальчики и девочки рвали, стригли бумажки, сидели, покачиваясь из стороны в сторону, что-то ковыряли непрерывно, методично, стараясь как-то заглушить сводящее с ума чувство голода.

Она пошла первый раз в булочную сама. Пришла и сказала, что у нее ножка слабая, ватная какая-то. Потом пошла со мной дрова пилить, потому что врач говорила, что тепло — это первое дело, кроме еды, нужно еще и тепло. И вот когда мы пошли с ней пилить дрова, она свалилась окончательно.

Наверх ее уже пришлось нести. Она лежала с декабря до мая. Я не могу сказать время точно, конечно, но в начале мая она начала вставать. И врач, которая ходила к нам, говорила, что обязательно делайте прогулки побольше, чтобы укрепиться, потому что был период такой в декабре — январе, когда мы все легли, не было уже сил ни бороться, ни желания встать, ни желания что-либо делать.

Двери в квартире были открыты настежь, входил кто хотел. И вот как-то раз пришла врач, я лежала, и все лежали, потому что мы уже потеряли всякие ощущения от такой жизни. Врач на меня так накричала, сказала, что по квартире мы должны ходить. Ух как она меня ругала! Это все-таки был хороший очень доктор. Она ходила к нам изо дня в день, хотя и не надеялась, что мы выживем. В последнее время она мне говорила: Это потому, что в то время бывало, когда люди умирали, оставшиеся пользовались их карточками.

Ну, и всегда удивлялись, что она вот лежит, но живет. У нее было желание что-то иногда делать, что-то почитать, что-то пошить одной рукой, как-то приспособиться.

И вот потом я об этом говорила , когда наступила весна, пригрело солнышко, мы пошли гулять. Ноги очень болели — после лежания долгого и после цинги. Мы вышли, и я думала недалеко с ней идти. Пусть она и весила всего ничего, но и я весила в то время сорок два килограмма.

Вы сами понимаете, что это тоже уже вес одних костей. Мне было трудно поднимать ее. И соседки сказали, слава богу, мол, зиму вы пережили благодаря тому, что старшая девочка умерла, а вы пользовались ее карточкой. Тут Лора заплакала и сказала: Не будем слушать этих старух!

Не узнали… Мы начали делать прогулки. Сначала прогулки были не очень большие, а потом больше и больше. Как раз во время прогулки, видимо, я и натолкнулась на этого товарища, на фотографа.

Даже не я увидела. Я была у своей приятельницы, мы с ней очень давно дружим. И она тоже прожила с ребятами долго здесь, в Ленинграде, и тоже эвакуировалась уже летом. Ее сын был в Музее обороны. А мальчишки, знаете, бегали туда, там были сбитые самолеты, немецкие каски, оружие и так далее. Он прибежал и говорит: А я вас видел!

Но поскольку она сама уехала, пришлось идти туда Лоре. Вот когда Лора пришла и попросила, чтобы ей выдали эту фотографию, и когда она ее увидела, с ней стало плохо. Вы сами понимаете — увидеть себя в таком состоянии! И вспомнить все это!



исчезли все папки фотографии с


Снова за какой-то короткий момент пережить весь этот страх и ужас! Мужчина к ней подошел, какой-то тамошний сотрудник, и говорит: В этот год — сорок первый и сорок второй — погибла такая масса народу.

А женщина, которая выдавала фотографии, говорит ему: Вот так мы получили эту фотографию. И я храню ее у себя. Для безвестного военного фотографа-корреспондента он означал надежду, пробуждение к жизни. Для нас, сегодняшних, он — взгляд издали в ту страшную и легендарную блокадную реальность. Для семьи Опаховых, матери и дочерей, это живая боль памяти. И ты, мой друг, ты даже в годы мира, Как полдень жизни, будешь вспоминать Дом на проспекте Красных Командиров, Где тлел огонь и дуло от окна.

Ты выпрямишься, вновь, как нынче, молод, Ликуя, плача, сердце позовет И эту тьму, и голос мой, и холод, И баррикаду около ворот. Ольга Берггольц Надежды эти казались поэтическим образом, мечтой, а не предвидением. Прошло тридцать пять лет, и оказалось, что Ольга Берггольц права. Только поэзия обладает таким даром пророчества. В пустых, вымороженных, темных квартирах после мертвого стука метронома звучал негромкий, чуть запинающийся женский голос, который ждали все ленинградцы.

Сквозь голодные видения к людям прорывались сострадание и любовь. Они исходили от женщины, которая так же мучилась, голодала, все понимая, все чувствуя. И вот спустя целую жизнь мы приходим к этим людям и просим рассказать нам о блокаде. Не вообще о блокаде, о ней много написано, а о своей жизни в блокаду. Первое, что они отвечали: Но только не про свою жизнь. А мы просили именно про это, про себя, про свои переживания.

В конце концов они соглашались. За исключением, может, двух или трех человек. Может быть, некоторые рассказывали не все. Иногда они щадили нас. Иногда они боялись за себя. Погружаться в прошлое было мучительно. Рассказывая, плакали, умолкали, не в силах справиться с собою. После этих рассказов некоторые долго не могли успокоиться… В последующие дни многие звонили нам, приходили, писали, вспомнив что-то еще и еще или же, наоборот, ужасаясь тому, что прорвалось, прося стереть запись.

Мы настаивали с жестокостью, которая нам самим была тягостна и даже стыдна. Мы просили, ссылаясь на историю, на новые поколения, которым надо знать все как было.



фотографии с папки исчезли все


Втайне нас мучили сомнения — стоит ли? Для чего снова спустя десятилетия вытаскивать из забвения немыслимые муки и унизительные страдания человеческие? Разве это кому-нибудь поможет? Рассказав нам и про голод, про госпиталь, где она работала, и про эвакуацию, Галина Евгеньевна Экман-Криман закончила так: Оглядываясь сегодня назад, люди не верят себе, тому, что они могли.

Это был особый взлет человеческих способностей: Об этой поре не хочется вспоминать, но когда вспоминаешь, начинаешь думать, что все же это была пора, когда каждый мог свершить, проявить благородство, раскрыть щедрость своей души, ее смелость, любовь и веру.

У каждого оказывался свой рассказ.



Все фотографии исчезли с папки видеоматериалы




У каждого было свое. Повторения были неизбежны, но все равно в каждом рассказе была своя, ни на что не похожая история. Мы слушали, записывали, и не раз нам казалось: Насыщение материалом не проходило.

Мы так и не дошли до того ожидаемого края, когда дальнейшие рассказы уже ничего существенного не могут добавить к тому, что мы знаем. Может, этот край где-то впереди, еще через тридцать, пятьдесят рассказов, а может, его вообще нет и такого насыщения не существует.

Когда мы 5 апреля года делали свою первую запись, приехав к Марии Гурьяновне Степанчук ул. Но женщина настойчиво и как-то испуганно уходила от этого… И мы не решились настаивать. Потом оказалось, что именно этим причинили человеку еще большее страдание.

Сложное это чувство — блокадная память! Затем, растревоженная, объехала всех подруг и знакомых блокадных из двадцати семи, как сказала нам женщина, осталось их у нее четверо. Сходила на могилу дочери, сходила в церковь. И, кажется, не только потому, что воспоминания расстроили. Но и от какого-то чувства вины перед своей погибшей дочерью, о которой ничего не рассказала: Каким-то странным образом это подействовало на женщину не то чтобы успокаивающе, но все же сняло напряжение последних дней.

Есть в воспоминаниях блокадников и спор, а точнее, продолжение спора не повседневного ли? Это как с ребенком в семье: А что такое на самом деле блокада? Внучка в прошлом году писала и нынче говорит: Это вырвалось у Таисии Васильевны Мещанкиной ул. Она пыталась, и не раз, дома, среди своих же детей и внуков рассказать какие-то подробности про блокаду — не верили.

А чем она могла доказать? Мы сплошь и рядом сталкивались с этим ожиданием; недоверия, болезненным, опасливым чувством, которое возникало по ходу воспоминаний; по мере того как человек слышал себя, он настораживался, его история сглаживалась, усыхала, подменялась общеизвестными фактами. И когда он, значит, рассказывал все эти тяжелые истории, что людям приходилось испытывать во время голода, то многие студенты слушали весьма и весьма, так сказать, невнимательно.

А после его рассказа вышла девушка и сказала, что она не понимает, что же здесь такого: Но это самое простое — обвинить в глупости, в благополучии, в бездушии. Или же отмахнуться от них, признать исключением. Стоит вдуматься — при намерениях самых благих, при душевной и гражданской чуткости легко ли человеку, никогда не испытавшему голода, вот так, с ходу, умозрительно представить себе, что это такое.

Что такое долгий ленинградский голод и что значит, при этом голоде кусочек хлеба в граммов, что значит обломок хлебной корки… Нет, требовать этого от человека, выросшего в сытости, в тепле, нельзя, ему рассказывать надо терпеливо, убедительно, воображение его разбудить. Преемственность поколений налагает обязанности на тех и на других.

Новые поколения должны узнать, услышать рассказы людей, которые все это перенесли и пережили. А мы избегали всегда с ними об этом говорить, рассказывать. Может быть, и зря, потому что они так и не поняли.

Мишка как-то сказал Тамаре: Вот папа — он на фронте был! Во время одной из записей блокадного рассказа возник разговор, поразивший нас. Рассказывала женщина, слушали ее дочь, зять, внуки. Конечно, и нам и рассказчику лучше было обходиться без посторонних слушателей, но это не всегда удавалось. И уединиться было некуда, кроме того, любопытство одолевало и домашних и соседей. Впрочем, иногда реплики слушателей помогали, их недоверие, их сочувствие, ахи, слезы, возбуждали память.

Та запись, о которой идет речь, была нелегкой, рассказ был тяжелым, и, видимо, младшим все эти подробности о бедах их семьи были неизвестны. Они хотели все знать и не хотели. Сами они никогда не стали бы расспрашивать, но тут слушали внимательно, напряженно. Первым не выдержал зять.

Не такой уж и молодой, не ленинградец, он воскликнул: Сдать надо было город. Для чего людей было губить? Так просто, естественно вырвалось у него, с досадой на нелепость, на странность того, минувшего.

Поначалу мы не совсем поняли, что он имел в виду. Ему было лет тридцать пять, бородатый, вполне солидный мужчина, казалось, он не мог не знать. Потом мы сообразили, что мог. То есть, вероятно, он где-то когда-то слыхал, читал о приказах гитлеровского командования, о планах фюрера уничтожить, выжечь, истребить, но ныне все это стало выглядеть настолько безумным, фантастичным, что наверняка потеряло реальность.

Время, минувшие десятилетия незаметно упрощают прошлое, мы разглядываем его как бы сквозь нынешние нормы права и этики. В западной литературе мы встретились с рассуждением уже иным, где не было недоумения, не было ни боли, ни искренности, а сквозило скорее самооправдание капитулянтов, мстительная попытка перелицевать бездействие в доблесть… Они сочувственным тоном вопрошают: Оправданы ли они военными и прочими выигрышами?

Человечно ли это по отношению к своему населению? Вот Париж объявили же открытым городом… И другие столицы, капитулировав, уцелели. А потом фашизму сломали хребет, он все равно был побежден — в свой срок… Мотив этот, спор такой звучит напрямую или скрыто в работах, книгах, статьях некоторых западных авторов. Как же это цинично и неблагодарно!

Если бы они честно хотя бы собственную логику доводили до конца: И Париж для французов да и для человечества спасен был здесь — в пылающем Сталинграде, в Ленинграде, день и ночь обстреливаемом, спасен был под Москвой… Той самой мукой и стойкостью спасен был, о которых повествуют ленинградцы.

Когда европейские столицы объявляли очередной открытый город, была, оставалась тайная надежда: И Париж это знал. Далее следовало обоснование —…После поражения Советской России нет никакого интереса для дальнейшего существования этого большого населенного пункта.

Финляндия точно так же заявила о своей незаинтересованности в дальнейшем существовании города непосредственно у ее новой границы. Предложено тесно блокировать город и путем обстрела из артиллерии всех калибров и беспрерывной бомбежки с воздуха сровнять его с землей. Документ этот напечатан в материалах Нюрнбергского процесса изд. Указание это повторялось неоднократно. Так, 7 октября года в секретной директиве верховного командования вооруженных сил было: Москва и Ленинград обрекались на полное уничтожение — вместе с жителями.

С этого и должно было начаться широко то, что Гитлер имел в виду: То есть истребить, уничтожить как биологическое, географическое, историческое понятие. Но подвиг ленинградцев вызван не угрозой уничтожения… Тогда, в блокадные глухие дни, в снежных сугробах Подмосковья о ней лишь догадывались, ее представляли.

Документами она подтвердилась куда позднее. Нет, тут было другое: Мы не рабы, рабы не мы, мы должны были схватиться с фашизмом, стать на его пути, отстоять свободу, достоинство людей. Чтобы оценить это, надо ощутить меру испытаний, вынесенных нашим народом.

Вы же не были на фронте? Верно, не были, а видели и перенесли не меньше, чем на фронте: До поры до времени многим из них вообще не хотелось ни вспоминать, ни рассказывать. Даже казалось ненужной жестокостью. Откладывали на дальше, на потом, когда придет время… Мы отомстим за все, о чем молчали, За все, что скрыли от Большой земли,— звучали по радио стихи Ольги Берггольц в январе года. Но если вчера, может, и стоило щадить израненные войной души соотечественников, то сегодня новым поколениям, наверное, как раз и нужно как можно полнее, подробнее узнать, ощутить, что было до них.

Надо же им знать, чем все оплачено, надо знать не только о тех, кто воевал, но и о тех, кто сумел выстоять, об этих людях, не имевших оружия, которые могли лишь стойкостью своей что-то сказать миру. Немолодая и конечно же, как почти все бывшие блокадники, потерявшая здоровье, Екатерина Дмитриевна Янковская-Ладыженская, которую мы видели молодой на довоенной фотографии там красавица, каких мало , заявляет: Я ни у кого не спрашивала, какие у кого чувства остались, но у меня осталось чувство гадливости, и очень долго это чувство держалось, сейчас уже стерлось, притупилось.

Осталось у нас с мужем еще до сих пор чувство пережитого голода во рту. Правда о пережитом миллионами людей в годы блокады, правда документальная, рассказанная людьми, которые все это лично прочувствовали, покажется, быть может, жестокой и сейчас.

Но зато она мы надеемся прорвется к любому сердцу. И к сердцу той девушки, которая и без граммов хлеба прожить может, тоже прорвется. Я выбрал из кучи две чистые стружки, сунул одну в рот, а другую спрятал про запас. Я вынул из кармана вторую стружку и сунул ее в рот. Мне опять стало легче. Почему я не делал этого раньше? Может быть, единственное до сих пор произведение мировой литературы, где голод человека стал основой сюжета, предметом тщательного писательского исследования.

Голод погружает героя романа в такую замкнутость существования, которая исключает взаимопонимание с сытым благополучием окружающих. Сытые голодного не разумеют. Голод у Гамсуна и голод блокадника были разные не физиологически, а психологически — голод блокады был враг, засланный фашизмом, был актом ненависти, войны, участком сражения, которое вели ленинградцы с врагом.

Измученный, полубезумный от голода, мечется одинокий герой Гамсуна в благоденствующей Христиании. И не только ум и сердце наши, читательские, отзываются на то, что происходит с героем, но как бы и желудок и железы.

Читатель словно бы сам переживает разные стадии голодания. Выразить силу голода непросто даже большому таланту. Только собственные переживания художника, память о его голодной юности, о мучительных годах хронического недоедания придали этому роману пронзительную достоверность.

Изображение голода у Гамсуна считалось одним из самых сильных в мировой литературе. Любовь и голод правят миром, писал Шиллер, и, не раз повторяя эти слова, Максим Горький считал, что это самый правдивый и уместный эпиграф к бесконечной истории страданий человека.

Голод в романе Гамсуна и голод ленинградской блокады — явления разные. Ясно, что массовый голод — ситуация особая. Тем не менее, что замечаешь при первом взгляде — это сходство состояний: Помню, приходила домой, и мне так хотелось кушать!

Я жила тогда на улице Войтика. У меня там дрова лежали около печки, полено или два. И вот я взяла это полено сосновое, помню и стала грызть, потому что молодые зубы хотели что-то кусать.

Вот грызу, грызу это полено, смола выступила. А этот запах смолы мне какое-то наслаждение доставлял, что хоть что-то я погрызу.

Надо было что-то кушать, иначе неминуема смерть от голода, а это еще хуже, чем от обстрела. И снова Кнут Гамсун, литература: Здесь, как во всякой подлинной литературе, есть вызов холодному чистоплюйству — лишь любовь к человеку, а значит, и чувство сострадания, которому ничего не страшно. Но куда больше испытание для этих чувств и для нашей способности смотреть не отворачиваясь на человека страдающего — блокадные воспоминания.

К этому нужно быть готовым, если мы собираемся, хотим услышать, увидеть, понять всю правду, а не всего лишь дольку ее. Кстати, многие наши самые беспощадные и правдивые рассказчики, это медики — врачи, медицинские сестры, санитарки, те, кто по профессии своей милосерден. Умирали сначала мужчины, потому что мужчины мускулистые и у них мало жира. У женщин, маленьких даже, жировой подкладки больше. Но и женщины тоже умирали, хотя они все-таки были более стойкими.

Люди превращались в каких-то, знаете ли, стариков, потому что уничтожался жировой слой, и, значит, все мышцы были видны и сосуды тоже. Врач Кондратьева Анна Александровна: Но вначале даже возможно обострение самых разных чувств, эмоций, фантазий. Алиментарная, третьей степени, дистрофия — это не только скелет без мышц даже сидеть человеку больно , это и пожираемый желудком мозг.

Массовый бывал и прежде, но рассказывали о нем подробно, всерьез, пожалуй, лишь летописи. А так при великих местах человека по едному у яму ховали: Так же, которые ишли на низ, тые вси там померли, мало се застало. А так мерли одны при местах, на вулицах, по дорогах, по лесах, на пустыни, при роспутиях, по пустых избах, по гумнах померли.

Отец сына, сын отца, матка детки, детки матку, муж жену, жена мужа, покинувши детки свои, розно по местах, по селах разышлися. Один другого покидали, не ведаючи один о другом. Мало не вси померли. А коли тот наход у ворот, албо в дому у кого стоячи хлеба просили, отец з сыном, сын со отцом, матка з дочкою, дочка з маткою, брат з братом, сестра з сестрою, муж з жоною тыми словы мовили силне, слезне, горко мовили так: Там же другий под плотом и умрет.

Соотношение более чем тысяча к одному! В то же время… от голода погибло гораздо больше людей, чем во время всех эпидемий, вместе взятых. Ученые подчеркнуто хранили молчание об условиях жизни голодающих масс во всем мире. Сознательно или бессознательно, они стали соучастниками заговора молчания. Современная литература, документальная и художественная, о фашистских концлагерях, о ленинградской блокаде, литература о второй мировой войне отразила и продолжает отражать жестокую правду XX века: Это было мощное оружие войны, обладавшее большой разрушительной силой, которую нужно было использовать в самых широких масштабах и с максимальной эффективностью.

Хотя и писатель повествует о том, что хорошо знает, испытал на себе, но испытал он это не в условиях массового голода. Тут напрашивается аналогия с журналистской памятью о солдатских окопах. Журналист побывал на передовой, пережил яростный обстрел, его могли и убить, так же как и солдата. Разница в их переживаниях, их восприятии передовой тем не менее огромная, даже принципиальная.

Журналист приехал, пришел, он сидит в окопе, но он знает, что может и уйти отсюда. Даже если и не уходит, не собирается уходить.

Солдат знает, что он уйти сам, по собственному желанию не может. И в этом разница — великая. И мучения те же, и ощущения. Но к голоду блокады было особое отношение — это был враг, засланный фашизмом, это был противник, мешающий работать, воевать, эта была война. Один из авторов книги воевал осень и зиму, вплоть до весны сорок второго года, под Пушкином. Он сидел в окопах, и каждую ночь позади, за спиной, полыхали отсветы ленинградских пожаров, багровые их пятна дырявили звездную темноту.

Впереди взлетали вражеские ракеты, а позади горел город. Днем силуэт города подробно и четко вырисовывался на ясном небе. Многочисленные трубы не дымили, и воздух над городом был чист, лишь в нескольких местах поднимались толстые копотные столбы дыма от пожарищ. В одни и те же часы над передовой проплывали фашистские бомбардировщики, они летели бомбить, а к вечеру, сменяя их, с мягким шелестом, невидимые, неслись в город тяжелые снаряды.



фотографии папки все исчезли с


В его батальоне были случаи дистрофии и голодной отечности, потому что солдатский паек был скудным, пусть не таким, как у горожан, но очень скудным, урезанным. Но война с этим не считалась, надо было стоять на посту, ходить в разведку, разгребать окопы от снега, таскать снаряды, патроны, чистить оружие. Кроме всего прочего, война — это еще и тяжелый физический труд, где нет ни выходных, ни перерывов. Немцы не жалели ни мин, ни снарядов.

Были дни, когда на участке батальона оставалось несколько десятков бойцов.



исчезли все с папки фотографии


Немецкие окопы у железной дороги были от наших всего метрах в пятидесяти. Насадив на штыки булки, немцы поднимали их над бруствером и предлагали переходить к ним, они обещали сытную кормежку и спокойную жизнь в плену.

Они доказывали, что солдаты Ленинградского фронта обречены на гибель и если не подохнут от голода, то будут убиты. Не так-то легко было это слушать.

Однако за всю зиму из его батальона не было случая перехода к немцам. И хотя он прошел всю эту долгую войну, где были и наступление, и победы, и штурмы, и разные фронты, и все это не только видел, но и прожил, он затрудняется объяснить, каким образом голодным, промерзшим, ослабевшим воинам Ленинградского фронта удалось защитить, отстоять город, продержаться в обороне под городом в мелких, простреливаемых окопах на открытых низинах, и мало того — непрерывно атаковать, наседать, продвигаться на отдельных участках, не позволяя снять немецкому командованию и перебросить дивизии из-под Ленинграда на другие фронты.

Теперь, спустя, столько лет, непонятным кажется и то, почему, каким образом в декабре, в самое тяжкое время, нашим солдатам стало ясно, что немцам в Ленинград не пробиться, не прорваться. Ленинградцам надо было ходить на завод, работать, дежурить на крышах, спасать оборудование, дома, своих близких — детей, отцов, мужей, жен, обеспечивать фронт, ухаживать за ранеными, тушить пожары, добывать топливо, носить воду, возить продовольствие, снаряды, строить доты, маскировать здания.

Вале Мороз было в блокаду пятнадцать лет. Отец ее ушел в народное ополчение. Старшая сестра тоже хотела на фронт, ей это не удалось, она устроилась в военный госпиталь.

В декабре года умер отец, через два месяца сестра, в конце марта мать. Ей помогли устроиться на завод учеником токаря. Она делала детали для снарядных стабилизаторов. Она работала, всю блокаду работала. Каждое движение происходило замедленно.

Медленно поднимались руки, медленно шевелились пальцы. Никто не бегал, ходили медленно, с трудом поднимали ногу. Сегодня здоровому, сытому молодому организму невозможно представить такое бессилие, такую походку.


Ссылка

Дата : 2012
Совместимые Системы: Win XP, 8.1,10, OSX
Язык интерфейса: Русский
Размер : 81.17 Кб




Комментарии

Имя:


E-mail:




  • © 2009-2017
    polyakov-mebel.ru
    Написать нам | RSS записи | Карта сайта